Закрыть ... [X]

На свадьбу в рубашке и бабочке

A- A A+

бабочке


На главную

К странице книги: Хогарт Аурелия. Чужое счастье.



Аурелия Хогарт

Чужое счастье

1

Утро выдалось хмурым, но это было даже к лучшему: природа словно подстроилась под настроение Эмери Прескотт, которое и не могло быть хорошим, потому что спозаранку в замке грохотала музыка самого неприятного для нее направления — «спид-металл» или «трэш», она даже точно не знала, как называется эта зубодробильная какофония. Ей было достаточно и того, что долго слушать столь дисгармоничный звуковой поток нормальному человеку невозможно.

Но парень, который им наслаждался, и не принадлежал к категории нормальных людей, во всяком случае такого мнения придерживалась о нем Эмери.

Речь шла об Айки, младшем брате Лекса Сеймура, появившемся в замке три дня назад и с тех пор только тем и занимавшемся, что изводившем Эмери. Собственно, для того он и приехал сюда из Огасты, узнав, что именно здесь находятся сейчас Эмери и Лекс. По-видимому, мысль об их совместном пребывании под одной крышей сводила парня с ума. А так как решительности — которую Эмери рассматривала как обыкновенное нахальство — ему было не занимать, он, недолго думая, прямиком направился в замок Мэлорн с намерением обосноваться там на тот же срок, на который рассчитывал Лекс. И его ничуть не смущала безусловно известная ему пословица про незваного гостя. А так как Лекс сам понятия не имел, сколько времени ему придется оставаться в стенах замка, то можно себе представить, какому испытанию подвергалось терпение Эмери: она уже поняла, что ровно столько вознамерился пробыть здесь и Айки.

Строго говоря, сейчас в ее замке находился не один, а два гостя, которых она не приглашала. Первым, разумеется, был Айки, вторым — Лекс. Вернее, наоборот, если вести счет в хронологическом порядке. Потому что первым приехал Лекс. Если бы не он, никакого Айки здесь не было бы и близко.

Эмери раздражало присутствие обоих, но присутствие Айки — во сто крат больше. По сравнению с ним Лекс был если не ангелом, то уж точно более сносным компаньоном. По крайней мере грохота от него было гораздо меньше. Единственным издаваемым Лексом шумом был стук молотка, с помощью которого тот вбивал в рамы мелкие гвозди. Все окна замка были затянуты дымчатой полиэтиленовой пленкой, что хоть и защищало комнаты от солнца, пыли и непогоды, все же делало жизнь довольно неудобной. Обнаружив в подвалах замка закупленные в большом количестве стройматериалы, в том числе оконное стекло, Лекс решил вставить его в рамы двух спален, в одной из которых разместилась Эмери, в другой — он сам.

Замок Мэлорн вообще пока еще оставался непригодным для жизни. В нем отсутствовало все, кроме электричества и водопровода. И если летом и ранней осенью здесь еще кое-как можно было существовать, то в остальное время года подобное исключалось. Без отопления вряд ли кто-то смог бы продержаться зиму — так считала Эмери, не верившая, что можно хорошо обогреть помещение с помощью камина. Разумеется, она понимала, что прежде — еще до наступления эпохи центрального отопления — обитатели замка так и жили, однако сама бы не рискнула подвергнуться такому суровому, с ее точки зрения, испытанию.

В неустроенном состоянии средневековый замок Мэлорн пребывал по той причине, что еще каких-нибудь семь лет назад его вообще не было на этом месте. На первый взгляд получался парадокс: замок средневековый, но семь лет назад его еще не было! В действительности же дела обстояли довольно просто, потому что весь упомянутый период — и несколько веков до того — древняя постройка существовала, только находилась совсем в другом месте.

В свое время отцу Эмери, Ральфу Прескотту, предки которого по материнской линии являлись выходцами из Шотландии, случайно попалось в Интернете объявление о продаже замка, владелица которого, дама в возрасте, не может содержать его надлежащим образом.

Поначалу самым примечательным для Ральфа было то, что объект продажи находится на его исторической родине и даже неподалеку от деревни Эздайр, где до сих пор жили люди, носящие фамилию Маккриммон. То есть ту самую, что принадлежала бабушке Ральфа. Деревня же располагалась в относительной близости от Форт-Вильяма. В этом городе Ральф бывал неоднократно. Посетив его однажды, возвращался вновь и вновь, покоренный романтическими пейзажами Западного Хайленда. Останавливался в какой-нибудь из трех полюбившихся гостиниц, одна из которых, кстати, представляла собой настоящий замок, некогда выстроенный местным лордом по соседству с руинами крепости, датируемой XIII веком.

Вспомнив об этом отеле, Ральф открыл на сайте снимок выставленного на продажу замка. Ему пришло в голову, что он, возможно, бывал в окрестностях этого замка и видел его лично. Однако надежды не оправдались: на фото было изображено незнакомое строение. Зато какое красивое! Даже не будучи специалистом в области архитектуры, Ральф понял, что перед ним замечательный образец старинного строительного искусства.

Замок Мэлорн принадлежал к тем временам Средневековья, когда эпоха нескончаемых междоусобных войн сменилась более спокойной и простые, узкофункциональные формы защитных сооружений, каковыми, по сути, являлись замки, сменились более изящными и начали радовать глаз.

Так и Ральф, увидев живописную картинку с изображением замка Мэлорн, неожиданно для себя оказался под воздействием его очарования. И в его голове вдруг промелькнуло сожаление по поводу того, что он живет в Америке, а замок находится в Шотландии. Даже завладев этой недвижимостью, Ральф не смог бы сполна насладиться ею, так как большое расстояние между странами мешало ему отправиться в замок в любой момент, как только возникнет подобное желание.

Он с сожалением закрыл картинку и вернулся на основную страничку сайта. И вдруг заметил в конце вывешенного там объявления о продаже приписку, на которую ранее не обратил внимания. В ней говорилось о возможности продажи замка на вывоз, без участка земли, на которой он находится.

Ральфу приходилось слышать о таких вещах, но он никогда не воспринимал их всерьез и уж точно не относил на свой счет. Ему даже в голову не приходило, что подобный вопрос когда-нибудь встанет перед ним самим. Теперь же, увидев замок и с первого взгляда воспылав к нему любовью, Ральф поневоле задумался над ситуацией. Иметь замок Мэлорн здесь, в штате Мэн, возможно даже неподалеку от Огасты — то есть, попросту говоря, под рукой, — это ли не заманчивая идея?

Правда, к стоимости замка прибавятся расходы на его разборку, перевозку и сборку на новом месте, однако эти вопросы были для Ральфа второстепенными. Он мог позволить себе подобную прихоть.

Ральф Прескотт был обувной король — так однажды назвала его Тина Баркли, известный всем в Огасте репортер самого популярного местного телеканала, освещавшего в то время очередной ежегодно проводимый благотворительный бал. Прозвище прижилось настолько, что в один из дней рождений приятели преподнесли Ральфу сверкающую серебряную корону с вдетыми в специальные боковые отверстия ботиночными шнурками, которые, будучи завязанными под подбородком, удерживали сей дар на голове именинника. Как человек, не лишенный юмора, Ральф тут же водрузил шутливый презент на макушку и не снимал в течение всего вечера.

Ну а если говорить серьезно, то Ральф Прескотт являлся владельцем концерна «Прескотт шуз», включавшего в себя целый комплекс фабрик, занимающихся как собственно производством обуви, так и выпуском сопутствующих товаров наподобие обувного крема, щеток, бархоток, спреев с водоотталкивающей жидкостью и тому подобных вещей. Кроме того, Ральфу принадлежала разветвленная, охватывающая всю страну сеть фирменных обувных магазинов, носящих то же название, что и концерн. «Я обуваю всю Америку», — посмеиваясь частенько говаривал Ральф Прескотт. И в этом была доля истины. Всю не всю, но, наверное, добрую половину страны он обувью обеспечивал. У него был качественный и разнообразный товар, поэтому люди несли ему деньги. Так что он мог позволить себе подобный каприз — привезти из-за моря настоящий шотландский замок и заново собрать здесь.

Основная проблема для Ральфа заключалась в поисках подходящего места, где могло бы разместиться его приобретение. Поэтому, прежде чем предпринять что-либо в отношении предполагаемой покупки, он начал искать достойный участок земли, который к тому же должен был находиться недалеко от Огасты.

Удивительно, но ему очень быстро удалось найти требуемое. Правда, он лишь руководил поисками, а занимались ими другие, однако в данном случае важно было не действие, а результат. В один прекрасный день на письменный стол перед Ральфом легли снимки обширного луга, подковообразно окруженного сосновым леском, который постепенно переходил в дубраву. Красивый пейзаж словно сам напрашивался, чтобы посреди него поставили замок.

Несколько мгновений Ральф любовался живописными картинками, потом спросил:

— Где это находится?

— Неподалеку от деревни Спрингфилд, — ответил ему помощник.

Ральф взглянул на него.

— Это мне ни о чем не говорит.

— Одну секундочку, — сказал помощник, разворачивая перед Ральфом карту штата Мэн. Затем он указал карандашом на какую-то точку. — Вот здесь, милях в пятидесяти восточнее Бангора. Видите, это деревня, а примерно в трех милях от нее находится этот луг. Принадлежит местному фермеру. Вернее, принадлежал, потому что владелец скончался, а проживающие в Бангоре наследники сейчас продают его земли и имущество, очевидно чтобы затем разделить между собой вырученные средства.

— Сколько же они хотят за луг?

Помощник назвал сумму, приятно удивившую Ральфа. Затем, видя на лице шефа довольную улыбку, добавил:

— Разумеется, фермер запросил бы за этот участок гораздо больше, но наследникам лишь бы поскорее решить проблему.

Ральф кивнул.

— Правильно. Не зря ведь умные люди покупают недвижимость у детей, а не у родителей. — Минутку подумав, он сказал: — Пожалуй, я тоже поступлю как умный человек и приобрету этот симпатичный лужок. В крайнем случае, потом продам его дороже.

Однако подобной необходимости не возникло. Купив участок близ деревни Спрингфилд, Ральф вскоре завладел и замком Мэлорн. Дальше дело замедлилось, потому что задуманное Ральфом перемещение старинного строения из Шотландии в Америку требовало времени и немалых человеческих усилий.

К сожалению, Ральфу так и не удалось увидеть замок во всей красе. Приобрел он строение в шестьдесят девять лет, то есть в возрасте, когда годы начинают брать свое. Постепенно Ральфа стали одолевать хвори, он отошел от дел, и в конце концов вовсе перестал заниматься замком, хотя все-таки успел увидеть это величественное строение стоящим в окрестностях деревни Спрингфилд, посреди зеленого луга, в окружении дубов и сосен. Скончался Ральф в возрасте семидесяти трех лет — в замке тогда еще даже не начинались отделочные работы.

В таком непригодном для жизни состоянии замок Мэлорн пребывал и сейчас, когда в нем поселилась Эмери.

Но что ей оставалось делать? У нее не было иного жилья. Точнее, не было в настоящий момент. Вообще же до недавнего времени она обитала в шикарных апартаментах в престижном районе Огасты и ей даже в голову не приходило рассматривать замок Мэлорн как объект, пригодный для постоянного проживания.

Но так уж вышло, что единственное, что у нее осталось, это замок Мэлорн. Все остальное отобрал Лекс.

Да-да, тот самый Лекс Сеймур, который тоже поселился в замке — вопреки воле Эмери — и вставил-таки стекла в окна двух спален. Как уже говорилось, первой этой процедуре подверглась комната Эмери. И лишь облагородив таким образом это помещение, Лекс занялся тем, в котором обосновался сам.

Собственно за обустройством спальни его и застал Айки, младший брат. Он прикатил на очень дорогом и жутко навороченном мотоцикле «судзуки», держа свое транспортное средство за рукоятки управления как быка за рога. И даже, пожалуй, не быка, а какого-нибудь индийского или африканского буйвола — именно такой образ возник в мозгу Эмери, когда, услышав далеко разносящийся по округе треск мотоциклетного мотора, она подошла к окну и сквозь недавно вставленное стекло разглядела мчащегося по проложенной через луг дороге посетителя.

Спрашивая себя, кто бы это мог быть, Эмери спустилась на первый этаж. Она сильно прихрамывала, опираясь на импровизированную трость, которую скорее следовало бы назвать посохом или клюкой, потому что это был отломанный от вяза и грубо обработанный сук с развилкой в верхней части. Эмери повредила щиколотку почти полмесяца назад, но ни отек, ни боль до сих пор не прошли. По дороге в замок, кусая губы и постанывая, Эмери завернула к деревенскому врачу. Тот осмотрел ее распухшую ступню, однако никакого особого лечения не назначил, потому что его и не требовалось.

— Покой и тепло — это все, что нужно вашим растянутым сухожилиям, — сказал доктор. — Если будете соблюдать эти условия, травма пройдет сама собой.

Эмери до сих пор ждала обещанного момента.

Она появилась на крыльце как раз вовремя, чтобы увидеть, как мотоциклист минует всегда опущенный подъемный мост, который был перекинут через абсолютно бесполезный, но все-таки наполненный водой ров, носивший чисто декоративный характер. В нем среди плавающей на поверхности ряски белели лилии и желтели кувшинки. Над цветами порхали стрекозы, которых порой распугивала пара диких уток, по неизвестной причине облюбовавшая этот небольшой водоем и прилетавшая сюда из-за лесочка.

Сейчас уток спугнул пронесшийся по мосту мотоцикл. Они взлетели и несколько минут кружили в воздухе, прежде чем вновь сесть на воду.

Тем временем посетитель обогнул овальную клумбу с возвышающимися вокруг статуями — принадлежностью замка, в числе прочего доставленной сюда вместе с ним, — спешился и снял модный, обтекаемой формы шлем.

В эту минуту Эмери узнала его. Больше ни у одного парня не встречала она таких красивых, густых белокурых кудрей, как у Айки, младшего брата Лекса. Немало нашлось бы девушек, готовых пожертвовать чем угодно, только бы обзавестись подобными волосами.

Но одновременно эти пышные завитки делали его непохожим на своего старшего брата. В отличие от Айки Лекс был темноволосым, предпочитал стричься коротко, и эта прическа очень гармонировала с его волевым подбородком и носом с горбинкой, являвшейся следствием юношеской увлеченности боксом. Вообще, братья очень отличались друг от друга — и внешне, и по характеру. Что касается наружности, то единственным, что их объединяло, была схожесть в очертаниях губ: не тонкие и не полные, они выглядели очень чувственно. Джоан Сеймур, мать братьев, часто упоминала о том, что Лекс больше похож на своего отца, а Айки — на нее. Эмери ничего не могла сказать по поводу первого утверждения, потому что отца братьев не застала в живых, но Айки действительно являлся почти точной копией Джоан, которая даже в зрелом возрасте сохранила красоту молодости.

Но не об этом подумала Эмери, узнав подкатившего к замку парня. Что здесь понадобилось Айки? — вот какая мысль возникла в ее голове.

Пока Эмери пыталась найти ответ, Айки поправил поблескивавшую металлическими заклепками кожаную рокерскую куртку-косуху и двинулся к крыльцу, звеня по декоративной плитке двора набойками остроносых казаков. Брюки на нем тоже были кожаные.

Наблюдая за Айки, Эмери подумала, что он очень повзрослел за год, пока они не виделись. Тогда ему было пятнадцать, а сейчас, соответственно, шестнадцать, но выглядел он старше. Или это кожаная одежда делала его более взрослым внешне?

Вероятно, на то и рассчитано, усмехнулась про себя Эмери.

Тем временем Айки приблизился и смерил ее презрительным взглядом.

— Где Лекс?

Два коротких слова слетели с его губ словно нехотя. Как будто он предпочел бы и вовсе не беседовать с Эмери, но без этого, к сожалению, невозможно было выяснить интересующий его вопрос. Так что Айки все-таки заговорил, но предварительно напустив на себя хмурый и одновременно надменный вид. Выглядело это по-детски, поэтому Эмери пришлось сделать над собой усилие, чтобы сдержать снисходительную улыбку. Вместо этого она произнесла с многозначительным нажимом:

— Здравствуй!

В ответ Айки вновь окинул ее взглядом, в котором процент содержания презрительности заметно изменился в сторону увеличения. Я не забыл поздороваться, словно говорили глаза парня. Я нарочно опустил приветствие, так как не только желать здоровья, но вообще видеть тебя не хочу!

В прежней жизни Эмери оскорбилась бы столь неуважительным отношением к себе, но после произошедших с ней перемен она будто разучилась обращать внимание на подобные выпады. Они казались мелочью после всего, что ей довелось пережить. Поэтому она не собиралась волноваться по столь ничтожному поводу, как неучтивый взгляд стоящего перед ней юнца.

— Мне нужен Лекс! — сердито заявил Айки, продолжая сверлить ее враждебным взглядом. — И не вздумай врать, что его здесь нет. Я знаю — он тут!

Эмери удивленно взглянула на него.

— Почему ты решил, что я стану тебе врать? Лекс здесь. К сожалению. Я бы предпочла, чтобы его тут не было, но от него не так-то просто избавиться.

— Зачем столько ненужных слов? — поморщился Айки. — Просто скажи, где он, и все.

Эмери мотнула головой назад.

— Иди на стук молотка и не ошибешься.

Прищурившись, Айки несколько мгновений рассматривал ее, прежде чем произнести:

— Хочешь сказать, что молоток находится в руке Лекса? — В его тоне сквозила недоверчивость.

— В чьей же еще? Кроме меня и Лекса, в замке никого нет.

— То есть Лекс… э-э… что-то делает с помощью этого молотка? — с еще большим сомнением уточнил Айки.

Она кивнула.

— Вставляет стекла в оккупированной им комнате.

— Впервые слышу, что для этого нужен молоток, — процедил Айки.

Эмери пожала плечами.

— Очевидно, ты привык к пластиковым окнам. Впрочем, не уверена, что их установка обходится без применения молотка. Спроси у Лекса, если хочешь.

— Да он понятия не имеет о подобных вещах! — непонятно почему разозлился тот. — Ему никогда не приходилось лично заниматься… э-э… вставлением стекол. — Он вдруг залился краской. — Ты нарочно это выдумала? Насмехаешься надо мной, да?

О, да тут полный комплект психологических проблем юношеского возраста! — подумала Эмери. Во-первых, неуверенность в себе, маскируемая напускной грубостью. Во-вторых, мнительность, иначе откуда взялся абсолютно надуманный вопрос относительно насмешек?

— Золотце, мне больше нечего делать, как только насмехаться над тобой, — фыркнула она. — Я понятия не имею, почему вдруг Лексу вздумалось позабавиться с молотком и гвоздями. Возможно, он просто хотел покрасоваться передо мной, примерно как это делаешь ты, раскатывая на мотоцикле в кожаной одежке, так что…

— У меня и в мыслях не было красоваться перед тобой! — вспылил Айки.

Эмери тонко улыбнулась.

— Нет? А перед кем?

Конечно же она подразумевала Лекса и Айки прекрасно понял намек. Он обожал своего старшего брата, тот был для него всем, в первую очередь образцом для подражания. И, естественно, Айки хотел выглядеть в глазах Лекса более взрослым, чем был на самом деле. Разница в возрасте составляла у них ни много ни мало — восемнадцать лет.

Случай нечастый, но так уж вышло, что Лекс родился, когда его матери, Джоан, было без малого двадцать лет, а Айки появился на свет, когда ей исполнилось тридцать восемь. Спустя шесть лет скончался супруг Джоан, банкир Грег Сеймур. Лексу в то время было двадцать четыре, однако, несмотря на относительно молодые годы, ему пришлось взвалить на свои плечи весь семейный бизнес.

Но это отдельная история. Что же касается Айки, то все окружающие знали, что место ушедшего из жизни отца для него занял старший брат. Лекс пользовался у парнишки немалым авторитетом — большим, чем мать. Впрочем, Джоан и не претендовала на какое-либо главенство. Ее преимущественно заботили дела Благотворительного комитета Огасты, председателем которого она являлась, а воспитание младшего сына всегда было у нее на втором плане. Если не на третьем.

2

Прекрасно осведомленная обо всем этом, Эмери не собиралась обижать Айки. Просто тот сам напросился на некоторую грубость своим вызывающим поведением.

— Не твое дело! — крикнул он. — И вообще, ты здесь ни при чем. Я не к тебе приехал!

Эмери прищурилась.

— Допустим. Однако ты находишься на моей территории. К твоему сведению, это частные владения. И принадлежат они мне.

До сих пор Айки стоял во дворе и смотрел на нее снизу вверх. Теперь же он взбежал по ступенькам крыльца на верхнюю площадку и положение сразу переменилось. Хоть Айки пока еще не достиг роста Лекса, Эмери была на полголовы ниже него.

— Верно, принадлежат, — тихо, но с явным вызовом произнес он. — Пока. Не понимаю, почему Лекс не отобрал у тебя замок, как раньше все остальное. Но, думаю, стоит ему захотеть — и за этим дело не станет!

Последняя фраза сопровождалась ехидным смешком, услышав который Эмери похолодела. В словах Айки содержалась горькая правда. Если Лекс пожелает, он придумает что-нибудь такое, в результате чего замок Мэлорн постигнет та же участь, что и остальные принадлежавшие ей объекты недвижимости.

Прикусив губу, Эмери подняла взгляд на Айки, глаза которого искрились. Что, съела? — будто говорили они. Будешь знать, как насмехаться!

Эмери ничего не ответила. Просто повернулась и с тяжестью на сердце захромала внутрь замка, не заботясь о том, идет следом за ней Айки или нет. В ту минуту ей не было до этого никакого дела.

Впрочем, хотела того Эмери или нет, она все равно узнала, что, игнорируя отсутствие приглашения, тот тоже перешагнул порог единственного оставшегося в ее владении дома. Правда, Эмери сама посоветовала Айки идти на стук молотка, так что формально он все-таки приглашение получил.

Словом, так уж вышло, что спустя всего минуту после короткой словесной стычки на крыльце Эмери услышала за спиной звон металлических набоек на каблуках казаков Айки по каменным плитам пола, а затем тот удивленно присвистнул. Еще через мгновение раздался его голос:

— Бог ты мой, ну и сарай!

Никто не просил тебя сюда являться, сердито подумала она. Можешь возвращаться обратно в Огасту. И Лекса заодно с собой прихвати!

Даже не повернув головы в сторону нахального гостя, Эмери прошла мимо резных дубовых дверей, за которыми находился обширный бальный зал, и направилась к ведущей на второй этаж мраморной лестнице.

Айки отстал, по-видимому заинтересовавшись чем-то: не исключено, что затейливой резьбой на тяжелых двустворчатых дверях бального зала.

Не дожидаясь, пока он налюбуется диковинкой, Эмери начала подниматься наверх. Одной рукой она держалась за перила, другой опиралась на импровизированный костыль. Восхождение по лестнице получилось продолжительным, поэтому неудивительно, что примерно в середине этого процесса Айки догнал Эмери.

— Что это с тобой стряслось? — сухо осведомился он, рассматривая палку в ее руке.

Эмери мельком взглянула на него через плечо.

— Тебя не касается.

Айки мрачно усмехнулся.

— Будешь грубить, пожалуюсь Лексу!

На секунду замерев, Эмери повернулась к нему всем корпусом.

— И что дальше?

— Гм… дальше тебе придется несладко.

Ярко-синие глаза Эмери сузились. Она возмущенно тряхнула головой, и ее буйные локоны цвета воронова крыла с синеватым отливом заструились по плечам, а румянец еще заметнее проступил на загорелом лице.

— А до сих пор, по-твоему, я купалась в сиропе? Это после всего, что сделал со мной твой драгоценный Лекс?! Ты бы думал, что говоришь, хотя бы изредка!

— Это тебе придется задуматься, когда я пожалуюсь Лексу на твою дерзость!

— Боюсь, тут даже я ничем не смогу помочь, — вдруг прозвучало сверху.

Айки и Эмери как по команде оглянулись на голос. На лестничной площадке стоял Лекс и с усмешкой наблюдал за ними, держа в руке молоток. Вероятно, во время паузы в работе его внимание привлек донесшийся снизу разговор и он вышел посмотреть, с кем это беседует Эмери.

— Что? — машинально переспросил Айки.

— С ней вообще нет сладу, — пояснил Лекс, глядя на Эмери. Глаза его поблескивали.

— И не будет! — гневно стукнула она палкой по мраморной ступеньке.

Лекс ухмыльнулся, явно любуясь ею, раскрасневшейся, сердито сверкающей взглядом.

— Вот видишь? — медленно произнес он, обращаясь к Айки. — Что я тебе говорил?

— Что? — вновь оторопело повторил тот, с удивлением глядя то на Лекса, то на Эмери.

— С ней невозможно справиться. Она как разъяренная тигрица. — Лекс с лицемерным сожалением покачал головой, даже не пытаясь пригасить лукавые искорки во взгляде. — Кажется, некоторыми своими действиями я пробудил в ней зверя…

— О чем это ты? — сморщил лоб Айки. — О том, что заставил ее выплатить долги по кредиту?

Лекс ответил не сразу. Несколько мгновений он молчал, глядя в глаза Эмери. Она тоже смотрела на него. Их взгляды будто сцепились. До крайности ошеломленному Айки даже почудился зубовный скрежет, исходящий от Эмери. Наконец Лекс пробормотал:

— Не только, парень, не только… Были и другие действия. Верно, дорогая?

Эмери задохнулась от гнева.

— Я тебе не дорогая! И не смей меня так называть!

— О нет, тут ты не права, — живо возразил Лекс. — Мне очень дорого обошлись некоторые твои выходки. Но теперь ты понемногу возмещаешь мне потери. Да, золотце?

— Понемногу?! — воскликнула она. — Это ты называешь понемногу? Разорил меня дотла, прибрал к рукам всю мою собственность, расстроил бизнес, испоганил мою творческую репутацию, пустил по ветру все, над чем я как каторжная трудилась долгие годы, а теперь говоришь, что…

— Вообще-то я имел в виду возмещение иного порядка, не вещественного, — спокойно перебил ее Лекс. — Или, если угодно, не материального. Впрочем, если рассматривать аспект физического общения как…

— Прекрати немедленно! — прошипела Эмери.

Лекс негромко рассмеялся.

— Иначе — что? Огреешь меня своей дубинкой?

Она совершенно серьезно смерила взглядом расстояние от себя до Лекса и огорченно произнесла:

— К сожалению, отсюда мне до тебя не дотянуться. Впрочем… — перехватив палку посередине, она взвесила ее в руке, — запустить в тебя этой штукой я, пожалуй, смогу!

Подобное заявление еще больше развеселило Лекса.

— Я успею увернуться! А вот ты останешься без костыля и лишишься возможности подняться по лестнице. — После некоторой паузы он с деланной озабоченностью добавил: — Придется мне взять тебя на руки и отнести наверх.

Услышав последнюю фразу, Эмери быстро опустила палку.

— Ну уж нет! Как-нибудь обойдусь без твоей помощи.

Он прищурился.

— Что ж, как знаешь… А то, может, действительно перенести тебя через ступеньки? Говори, не стесняйся! Я ведь знаю, тебе больно ступать на поврежденную ногу.

— Благодарю, не нужно, — сдержанно ответила Эмери.

Лекс покачал головой.

— Только взгляните на нее! Сама скромность. Не ради Айки ли ты стараешься? Так я тебе скажу: не стоит. Здесь все свои, не перед кем чиниться. К тому же Айки уже взрослый парень, понимает, что я бы не стал околачиваться тут понапрасну. То есть если бы мы с тобой не…

— Ты уймешься или нет? — с угрозой спросила Эмери, вновь переводя палку в боевую позицию.

Ответить Лекс не успел, потому что молчавший последние несколько минут Айки крикнул:

— Эй! О чем это вы толкуете?! Вы оба?!

— Не суйся в чужие разговоры! — даже не взглянув на него, отрезала Эмери. — И вообще, постарайся сократить свой визит.

— Почему это? — с вызовом спросил Айки.

Эмери повернулась к нему, одной рукой держась за перила, а в другой покачивая палку.

— Потому что тебя сюда никто не приглашал!

Однако Айки и не думал сдавать позиции.

— Здесь находится Лекс, так что я…

— Лекс тоже явился в замок без приглашения.

— Значит… значит… считай, что я следую его примеру! — выпалил Айки.

— Да уж вижу, — буркнула Эмери. Она повернулась и захромала наверх, всем своим видом показывая, что не намерена участвовать в дальнейшем, каковым бы оно ни было.

Однако ей все-таки пришлось принять участие в последующих событиях. И случилось это не далее как тем же вечером.

Обычно они с Лексом ужинали вдвоем. Тот настоял на подобной практике, поселившись в замке.

Само вселение было довольно оригинальным. Когда Лекс сообщил Эмери о намерении пожить в замке Мэлорн несколько дней, она резко возразила. С нее довольно было совершенных в отношении Лекса глупостей и абсолютно не хотелось прибавлять к ним еще одну.

— Нет! — с некоторым даже испугом воскликнула Эмери. — Тебе незачем здесь оставаться!

Лекс внимательно посмотрел на нее.

— Но ведь я для того и приехал, чтобы провести тут некоторое время. Присмотреть за тобой и вообще… В настоящий момент ты не способна позаботиться о себе самостоятельно. Если бы с твоей ногой все было в порядке, тогда другое дело, я не стал бы настаивать на своем присутствии. Но ситуация такова, что мне поневоле придется задержаться здесь. Я просто обязан это сделать, так как ногу ты подвернула отчасти по моей вине.

— Отчасти? — мрачно усмехнулась Эмери.

Лекс пожал плечами.

— Я ведь не толкал тебя и вообще не делал ничего такого, чтобы ты упала на лестнице.

Его замечание было вполне резонно, и все-таки на языке Эмери завертелась колкость, которую она постаралась проглотить: не в ее интересах было спорить сейчас с Лексом. Ей нужно было, чтобы тот поскорей уехал и оставил ее наедине со своими проблемами и раздумьями. Достичь же подобной цели, по ее мнению, проще всего было не пререканиями, а уговорами.

Но все это являлось лишь верхним слоем множества нюансов, которыми изобиловали отношения Эмери и Лекса. Главным же было то, что она панически боялась вновь обнаружить свои чувства по отношению к нему — свои истинные чувства. Проще говоря, любовь.

Совсем недавно нечто подобное произошло, и Эмери всячески старалась убедить себя, что Лекс воспринял это как банальную вспышку страсти. Ведь, с его точки зрения, любви между ними быть не могло. Вот ненависть — другое дело!

Ее же саму тогда словно опалило пламенем. И пока продолжалось их первое безумное соитие, она все не могла поверить, что это происходит на самом деле.

Как не могла поверить собственным глазам позже, когда увидела Лекса во дворе замка выходящим из своего широкого и приземистого «линкольна».

Как он нашел меня? Это было первой мыслью, промчавшейся в ее мозгу.

Впрочем, Эмери тут же опомнилась. Разумеется, как человек, близкий к их семье, Лекс знал о существовании замка Мэлорн. И ему не потребовалось много времени, чтобы сообразить, куда могла уехать девушка, у которой не осталось ничего — ни капиталов, ни жилья, ни производственных помещений и прочих объектов недвижимости, которыми она еще совсем недавно владела, — кроме жалкой горстки мелочи да пары банкнот в кошельке.

И когда Лекс сообщил о желании остаться в замке на несколько дней, Эмери даже поначалу подумала, что ослышалась. Подобное намерение было слишком нереально, чтобы в него поверить. Но Лекс продолжал настаивать на своем, и тогда Эмери испугалась. Одно дело любить его, так сказать, на расстоянии, и совсем другое — очутиться под одной крышей, видеться каждый день, каждый час…

Не говоря уж о том, что сама ее любовь всякому здравомыслящему человеку показалась бы абсурдной: Эмери пылала нежными чувствами к тому, кто полностью разорил ее и почти лишил надежды на новый взлет.

До сих пор она ломала голову над решением множества проблем финансового и делового характера и этого ей вполне хватало. Но с того момента, как Лекс поселится здесь, к прежним заботам прибавятся новые: Эмери придется большую часть душевных сил тратить на то, чтобы скрывать от него свои чувства.

Но она и так долгие годы занималась этим. Правда, любовь к Лексу Эмери утаивала не столько от него самого — он и так ни о чем не догадывался, потому что был ослеплен собственными чувствами, — сколько от некоторых более проницательных лиц из их общего близкого окружения. Например, от Джоан, матери Лекса и Айки, которая живо интересовалась не только благотворительной деятельностью — что было для нее своего рода призванием, — но и личной жизнью знакомых…

Все эти мысли промчались в мозгу Эмери, пока она смотрела в недоумевающие зеленовато-серые глаза стоящего напротив Лекса. «Я не делал ничего такого, чтобы ты упала на лестнице», — сказал он и по-своему был прав.

— Да, формально ты ничего не делал для того, чтобы я подвернула ногу, — произнесла она, изо всех сил стараясь держать себя в руках. — Но, если бы не ты, меня вообще не оказалось бы на той лестнице.

— Брось, ты и прежде не раз бывала в моем банке, — возразил Лекс. — Например, когда брала кредит… э-э… для расширения бизнеса, если не ошибаюсь, — прищурившись, добавил он.

Эмери прикусила губу. Сказать, что эта тема была болезненной для нее, — значит ничего не сказать. Если бы можно было повернуть время вспять, она сделала бы все от нее зависящее, — и даже более того! — чтобы не брать злополучного кредита. Потому что, взяв в банке деньги, Эмери подставилась под удар. И Лекс не преминул нанести его. Более того, сделал это с удовольствием, наслаждаясь местью.

Она прекрасно понимала, почему Лекс сейчас вспомнил о кредите, но проглотила шпильку.

— Верно, я бывала в твоем банке, но именно в банке, то есть на первом этаже. А на второй подниматься мне не было нужды.

На втором этаже находился кабинет Лекса, покидая который Эмери и подвернула ногу на лестнице. Хорошо еще, что шею не сломала. Впрочем, размышляя о своих несчастьях и плача втихомолку, она не раз думала, что внезапная кончина избавила бы ее от множества проблем. В первую очередь, от неразделенной любви к Лексу.

— Понимаю, — с усмешкой кивнул он. — И тем не менее должен напомнить, что я тебя на второй этаж не приглашал. Как всегда, тебя подвела собственная импульсивность. Если бы ты получше обдумывала свои поступки, прежде чем их совершать, твоя жизнь сейчас была бы гораздо проще.

Новый намек относился еще к одной глупости, сделанной Эмери. Но, даже осознавая всю отчаянность поступка, который подразумевал Лекс, она не была уверена, что не совершила бы того же самого, если бы прошлое поддавалось корректировке.

Потому что это ее действие относилось к области чувств.

Впрочем, сейчас Эмери стала на два года старше и у нее во многом изменился взгляд на вещи. Если бы та ситуация повторилась в настоящее время, Эмери, наверное, все-таки постаралась бы устраниться от прямого участия в событиях. Этим она отвела бы от себя гнев Лекса и таким образом убила бы двух зайцев. Во-первых, избежала бы делового и финансового краха, а во-вторых, обрела бы надежду — пусть крошечную — на обретение расположения к ней ее тайного возлюбленного, то есть Лекса.

Ведь в хорошие времена они неплохо ладили, хоть и не так, как хотелось бы Эмери. Странно, но Лекс словно не видел в ней женщины. Зато их дружескому общению можно было лишь позавидовать.

Разумеется, последнее относилось к кому угодно, только не к Эмери. Она не только не завидовала своей участи, но горько оплакивала ее, по ночам в подробностях вспоминая дневное или вечернее — но всегда абсолютно невинное — общение с тем, кого любила больше жизни. Даже требующий немалого напряжения и больших творческих усилий бизнес не мог до конца отвлечь ее от тоски по недосягаемому возлюбленному. Главное, тот так часто бывал рядом! И даже чмокал ее в щеку вместо приветствия, по-свойски обнимая за плечи…

Каждый раз Эмери внутренне замирала, ожидая, что еще немного — и дружеский поцелуй превратится в настоящий. Но нет, романтические поцелуи Лекс оставлял для другой девушки. Эмери же оставалось терзаться чувством безысходности.

— Да и мне не пришлось бы тащиться в твою глухомань, если бы ты была чуть осторожнее, — продолжил Лекс с едва заметным лукавым блеском в глазах.

Заметив эти искорки, Эмери вспыхнула. Кажется, ему весело! — промчалось в ее голове. Или просто нравится злить меня. Но я не должна поддаваться на провокацию. Это соображение помогло ей взять себя в руки.

— Вот я и говорю, — подхватила она, — уезжай! Вовсе незачем тебе здесь оставаться.

В первое мгновение Лекс растерялся, но лишь на секунду.

— Это ты так думаешь. Я же, вернувшись в Огасту, стану терзаться угрызениями совести, что оставил тебя больной, без всякой помощи и практически без денег. Ведь твои банковские счета давно пусты, да и особой наличностью ты, насколько мне известно, не располагаешь.

О да, про состояние банковских счетов Эмери банкир Лекс Сеймур знал все! Об отсутствии же у нее наличности нетрудно было догадаться. Ей просто неоткуда было взяться. А так как Эмери в настоящий момент очутилась в своеобразной изоляции, то обратиться за финансовой помощью ей было не к кому. Близких родственников Эмери не имела, потому что ее отец умер четыре года назад, а матери она почти не помнила: в молодом возрасте та скончалась от неизлечимой болезни. Так что рассчитывать ей приходилось лишь на собственные силы.

Правда, была у Эмери младшая сводная сестра, Селия. Но Лексу и в голову не пришло бы предположить, что та согласится оказать Эмери хоть какую-то помощь. Да и Эмери — насколько он мог судить, исходя из сведений, которыми располагал, — даже сползая в пропасть отчаяния, не обратилась бы к Селии с просьбой о спасении.

Не только Лекс, остальные знакомые тоже прекрасно знали, что Селия ненавидит Эмери. И было за что.

— Прости, я не поняла, что ты там сказал насчет совести? Разве тебе знакомо подобное понятие? — Эмери картинно подняла брови, всем своим видом изображая недоумение. — Я уж не говорю про «угрызения»!

С усмешкой глядя на нее, Лекс протянул:

— Ну не надо… Тебе ли распространяться о совести, золотце? Ты сама с ней не в ладах. К тому же не забывай, ты первая нечестно поступила со мной, а потом только пожинала плоды своих действий.

— Положим, действовал в основном ты, — отведя взгляд, буркнула Эмери. — Мне же оставалось лишь пассивно принимать удары.

Ей трудно было спорить с Лексом, потому что в данном случае правда была на его стороне. В то же время она не могла примириться с подобным положением вещей, так как совершенный ею поступок, о котором говорил Лекс, был продиктован любовью — тем чувством, о котором он ничего не знал и не должен был даже заподозрить чего-либо, иначе…

Эмери прерывисто вздохнула, лишь на миг представив себе, в каком унизительном положении окажется, если Лекс догадается, что она его любит.

Тем более нельзя допустить, чтобы он остался здесь! — вспыхнуло в ее мозгу.

— Вот видишь, теперь ты вздыхаешь, — миролюбивым тоном произнес он. — Небось жалеешь о том, что сотворила, а? — Но так как Эмери промолчала, он задал новый вопрос: — Ну скажи на милость, зачем ты это сделала?

Потому что любила тебя, безмолвно ответила Эмери. Люблю и сейчас. И, как прежде, должна тщательно скрывать свои чувства.

В ее душе вдруг поднялась волна возмущения. Проклятая любовь! Откуда она только взялась? Или это какое-то наказание? Подумать только, человек, в котором я души не чаю, стоит здесь и потешается надо мной, будто ему мало прежних издевательств!

— Знаешь что? — сузив глаза, процедила она. — Езжай-ка ты домой! Твое присутствие меня раздражает.

Лекс тоже прищурился.

— Неужели? А еще совсем недавно оно было тебе приятно… той ночью, помнишь? — вкрадчиво произнес он.

Еще бы Эмери не помнила! Это была самая сказочная ночь в ее жизни. Наверное потому, что она провела ее с возлюбленным, а не просто с приятелем. Однако Лекс поступает нечестно, напоминая ей об их единственном — и неожиданном для обоих — опыте интимного общения.

Вероятно, его удивляет собственная вспышка страсти, а еще больше — моя податливость, подумала Эмери. Ведь следуя логике развития наших отношений, я должна была оттолкнуть его. Но вместо этого…

От воспоминания обо всем, что произошло «вместо этого», ее бросило в жар и она с ужасом почувствовала, что краснеет.

— Конечно, помнишь, — тихо констатировал Лекс. Протянув руку, он провел по щеке Эмери кончиками пальцев.

Удивительно, но именно это прикосновение и отрезвило ее. Если так будет продолжаться и дальше, нет никаких гарантий, что случившееся между нами в ту ночь не повторится прямо сейчас. Тогда Лекс точно сообразит, что все это неспроста и я не так уж ненавижу его, как следовало бы ожидать. Правда, говорят, ненависть страсти не помеха, но лучше не рисковать. Иначе я за себя не ручаюсь!

— Ах вот в чем дело… — протянула она. — Теперь понятно, что привело тебя сюда и почему ты хочешь остаться.

Лекс попытался было что-то ответить, но Эмери опередила его.

— Так знай, ничего не выйдет. То, что между нами было, больше никогда не повторится. Никогда!

В глазах Лекса промелькнуло удивление.

— Никогда? Значит, тебе не понравилось наше… э-э… маленькое приключение?

Ну да, разумеется! Для него это просто приключение, и не более того. К тому же маленькое.

— Нет! — выпалила Эмери чуть более резко, чем следовало бы.

Несколько мгновений Лекс пристально разглядывал ее раскрасневшееся лицо, потом спокойно произнес:

— Лжешь.

— Я? — воскликнула Эмери с фальшивым пафосом.

Он усмехнулся.

— Конечно ты. Кто же еще?

Сердито засопев, она подошла к двери и распахнула ее.

— Все, мое терпение кончилось. Убирайся.

3

Эмери ожидала от Лекса чего угодно, но только не того, что он сделал, — придвинул стул и оседлал его, расположив спинкой к лицу.

— И не подумаю. Я сказал, что намерен остаться, и точка. Иначе ты тут умрешь с голоду. — После короткой паузы он добавил: — И не воображай ничего такого — я просто не хочу, чтобы знакомые обвинили меня в твоей смерти.

Ничего такого! То есть их «маленькое приключение» так мало значит для Лекса, что он даже не думает о повторении.

Эмери вновь залилась краской. Выходит, она выдала себя, иносказательно сообщив Лексу о своих тайных мыслях.

— Что ты себе позволяешь? — вырвалось у нее, но скорее смущенно, чем возмущенно. — В конце концов, имею я право на частную жизнь или нет? А может, я хочу умереть голодной смертью, подобная мысль не приходила тебе в голову? При чем здесь ты?

Лекс остался невозмутим.

— Напоминаю на всякий случай, вдруг ты забыла: я имею прямое отношение к твоему разорению.

Цинизм его заявления покоробил Эмери и, кроме того, еще раз подтвердил факт осознанности действий, направленных на уничтожение ее как делового человека.

— Тем более тебе нечего здесь делать!

— У меня иное мнение на сей счет. Кроме того что ты практически лишена денег, так еще и не можешь свободно передвигаться из-за растяжки сухожилий на щиколотке. Заботиться о тебе некому. Возникает простой вопрос: как ты намерена здесь выживать? Кто станет ходить в деревню за продуктами? Не говоря уже о том, что их не на что покупать…

Именно над этим Эмери и ломала голову прошедшие три дня со дня ее приезда в замок Мэлорн.

— Ничего, я как-нибудь и сама добреду до деревни, — неуверенно произнесла она.

Лекс ухмыльнулся.

— Это три мили? Я взглянул на спидометр, когда выехал за пределы деревни и направился к замку, так что расстояние мне известно. — Он вдруг нахмурился. — Кстати, ты что-нибудь ела сегодня? — Бросив взгляд на наручные часы, Лекс вновь посмотрел на Эмери. — Уже начало второго. А у тебя небось маковой росинки во рту не было?

— Почему?.. Была… — Направляясь в замок, Эмери купила в деревне кое-что из еды в надежде, что нога скоро придет в норму и тогда она вернется сюда и купит еще что-нибудь. Но ее надежды оказались чересчур радужными. А небольшой запас продуктов стремительно уменьшался. Не далее как сегодня утром Эмери с неприятным удивлением обнаружила, что у нее остался лишь маленький кусочек хлеба и две баночки паштета из гусиной печенки. Одну она вскрыла для завтрака, обойдясь при этом без хлеба. И пока ела, размышляла о том, сколько времени человек может продержаться на хлебе и яблоках. Хлеб Эмери намеревалась покупать, а яблоки зрели в саду, о котором в свое время позаботился ее отец. А так как деревья высаживались довольно взрослые, то к настоящему времени многие из них уже начали плодоносить. Что сейчас оказалось очень кстати для Эмери.

Некоторое время Лекс изучающее всматривался в ее лицо, затем хлопнул ладонью по спинке стула.

— Все, решено! Сейчас я отнесу в свою комнату дорожную сумку, а потом прокачусь в деревню за едой.

Хмуро взглянув на него, Эмери саркастически обронила:

— Что я слышу, у тебя уже появилась здесь собственная комната?

— Еще нет, но сейчас появится… если только ты не хочешь, чтобы я поселился в твоей?

— Нет! — поспешно произнесла она.

— Кстати, какую из спален можно занять? — спросил Лекс.

Эмери усмехнулась с оттенком злорадства.

— Даже не знаю, что тебе посоветовать. Все помещения замка непригодны для жилья.

Лекс смерил ее взглядом.

— Но ты-то сама подобрала себе местечко.

— Я-то — да, — в тон ответила она. — Но мне просто некуда деваться. Выхода нет. А тебе зачем обрекать себя на существование, лишенное всякого комфорта? Главное, ради чего такая жертва?

— Как! А высокие идеалы гуманизма? — с наигранным изумлением воскликнул Лекс. — Помощь ближнему, например?

Разумеется, это был своего рода черный юмор, и шутка получилась тем более смешной, так как прозвучала из уст человека, сделавшего все возможное, чтобы Эмери очутилась на самом дне существования. Но она оценила ее и рассмеялась.

— По-твоему, ты еще недостаточно «помог» мне?

— Нет, — твердо произнес он. — Помощь только начинается.

У Эмери вновь вырвался смешок, на этот раз нервный.

— Не пугай меня!

— Тебя испугаешь… — проворчал Лекс.

— Интересно, когда это ты задумал проявить в отношении меня гуманизм? — спросила она. — Не тогда ли, когда я расплакалась от боли в подвернутой ноге, сидя на дурацкой лестнице твоего банка?

— Никакая она не дурацкая… Конечно, если бежать по ступенькам очертя голову, то не только ногу можно подвернуть, но и сломать себе шею. Кстати, ты почти угадала: тогда я и принял это решение, только не днем, а ночью.

Голос Лекса вдруг приобрел волнующую бархатистость, от которой по телу Эмери пробежал трепет. Впрочем, и от произносимых слов тоже.

— Но прекратить преследование меня побудили не столько твои слезы, сколько… кхм… некоторые таланты, обнаружившиеся позже, когда мы неожиданно оказались в постели, — негромко добавил он.

Меньше всего Эмери хотела сейчас погружаться в воспоминания о том, что произошло между ними в постели. Эти мысли ослабляли ее, делали беззащитной. В настоящий момент она и так лишена всякой возможности постоять за себя, воссоздавая же в памяти события той волшебной ночи, и вовсе становилась беспомощной.

Следует срочно перевести разговор на другое! — промчалось в ее голове.

Облизнув внезапно пересохшие губы, Эмери начала:

— Постой, я не ослышалась? Ты в самом деле произнес «прекратить преследование» или это мне лишь показалось?

Лекс улыбнулся, несколько самодовольно.

— Нет, золотце, все правильно. Я действительно решил больше не преследовать тебя.

С минуту Эмери молчала, пытаясь разгадать, что скрывается за подобным заявлением, потом мрачно усмехнулась.

— Весьма благородно с твоей стороны. Целый год ты травил меня как дикого зверя, только что собак не спускал — впрочем, судебные исполнители очень на них похожи, — забрал все, чем я владела, а сейчас милостиво отпускаешь на волю. Благодарю!

— Не за что, — кивнул Лекс. — Ты прекрасно знаешь, что я тебе мстил, о причинах этого тоже хорошо осведомлена, поэтому претензий ко мне иметь не можешь. Только к себе.

Эмери скрипнула зубами. Ах как он прав! К себе и к своей безумной любви — больше претензий предъявлять не к кому, да и ни к чему…

— И все-таки я не понимаю, — задумчиво произнесла она, — почему ты вдруг решил прекратить травлю?

Лекс встал со стула.

— Ведь я сказал, меня поразили твои таланты, проявленные…

— Прекрати! — краснея воскликнула Эмери. — В это я никогда не поверю. Кроме того, подобными талантами, как ты выражаешься, обладают все женщины без исключения.

— Не скажи! — блеснул глазами Лекс. — Если бы ты была мужчиной и имела более или менее широкий опыт общения с дамами, ты бы знала, что далеко не каждая из них способна… хм… Впрочем, мы не о том говорили. Ты попала в точку. Как человек прагматичный, я действительно руководствуюсь иными мотивами. Мое решение продиктовано отнюдь не романтическими соображениями.

— Какими же в таком случае? — Эмери в самом деле интересно было это узнать.

Пройдясь из угла в угол, Лекс назидательно произнес:

— Прежде всего, для меня важна справедливость.

— А, понимаю… Ты полагаешь, что, когда я стала практически нищей, справедливость восторжествовала!

Лекс остановился и в упор посмотрел на нее.

— На мой взгляд, ты уже достаточно наказана. А большего мне не нужно.

Большего? Интересно, что он под этим подразумевает? Физическое уничтожение, что ли? Потому что больше уже некуда.

В этот момент Лекс добавил, скользнув взглядом по сторонам:

— И не прибедняйся, пожалуйста. Нищие в замках не живут.

Формально он и сейчас был прав, но эта мысль почему-то не утешала Эмери.

— Вот и ладно. У меня все замечательно, ты сам только что об этом сказал, так что можешь со спокойной совестью возвращаться в Огасту. Кстати, тебе не кажется это странным: говоришь о прекращении преследования, а сам примчался за мной в замок!

Лекс снисходительно усмехнулся.

— Не старайся, золотце, тебе не удастся сбить меня с первоначального курса. Я остаюсь здесь.

— А если я не хочу этого? — хмуро взглянула на него Эмери.

Он обезоруживающе улыбнулся.

— Даже не знаю, что тебе посоветовать, дорогая. Попробуй вызвать полицию. Потому что в одиночку ты со мной не справишься. Просто не сможешь вытолкать за дверь. Впрочем, — пожал он плечами, — даже если и вытолкаешь, я влезу обратно через окно. Благо все они не застеклены.

В таком случае какой толк от полиции? — мрачно подумала Эмери. Результат будет тем же. Когда полиция уедет, Лекс вернется.

— Вижу, я тебя убедил, — сказал он, пристально наблюдая за ней. — Приятно все-таки иметь дело с умной женщиной! — С этими словами он повернулся и направился во двор, к своему «линкольну». Забрав из багажника дорожную сумку, он вернулся в замок, после чего двинулся на второй этаж с намерением занять одну из спален. На середине мраморной лестницы Лекс обернулся и сверху вниз взглянул на хмурую Эмери. — Подскажи-ка, где находится твоя комната?

— Зачем тебе это? — подозрительно спросила она.

— Чтобы я ненароком не поселился в ней. Иначе, ложась спать, ты рискуешь обнаружить меня в своей постели! — пояснил он и с хохотом двинулся дальше.

— Не смей, слышишь! — крикнула Эмери вслед, хотя и понимала, что это шутка.

— Не беспокойся, детка, — донеслось в ответ. — Как уже было сказано, я не собираюсь принуждать тебя к чему-либо, тем более к сексу.

Так Лекс поселился в замке Мэлорн.

Он съездил в деревню, запасся провизией, и вечером состоялся их с Эмери первый совместный ужин. С того дня так и повелось — они ели вдвоем, хоть подобный порядок не очень-то нравился Эмери. Однако иного выхода она не видела. В противном случае ей пришлось бы голодать. Пока же Эмери просто ждала, когда исчезнут болезненные последствия растяжения сухожилий на щиколотке. Уж тогда-то у Лекса не останется повода задерживаться здесь. А после его отъезда она что-нибудь придумает насчет своей дальнейшей жизни.

Но так вышло, что вместо одного компаньона за обеденным столом у Эмери оказалось два.

Вообще-то она надеялась, что, повидавшись с Лексом, Айки уедет, однако вечером выяснилось, что тот рассудил иначе. Не зря он заявил о намерении следовать примеру старшего брата.

Спустившись вечером на первый этаж и направляясь в столовую, Эмери еще в коридоре услышала голоса. Несмотря на то, что чего-то подобного и следовало ожидать, она даже остановилась на минутку, так ее поразило неприятное открытие: Айки действительно остался в замке!

Теперь мне будет вдвойне труднее, с досадой подумала Эмери, непроизвольно крепче сжимая грубо обтесанную рукоятку импровизированного костыля. До сих пор был один Лекс, а сейчас к нему присоединился младший братец, который тоже ненавидит меня!

Нельзя сказать, что она так уж боялась Айки — тот к тому же был на восемь лет младше нее, — а просто к этому времени начали сбываться мрачные прогнозы, сделанные ею еще тогда, когда в замке поселился Лекс. Эмери предвидела, что ей будет очень сложно скрывать от Лекса свою любовь. Так и оказалось. Каждый день встречаться с ним, разговаривать, есть за одним столом и при этом держаться естественно, будто нет и не было в душе нежных чувств, не трепещет от случайных прикосновений каждая клеточка тела, не возникают мучительно-сладостные воспоминания при взгляде на руки, лицо, губы…

Труднее всего было смотреть в глаза Лекса. Улыбающиеся или холодные, внимательные или насмешливые, пристальные или прищуренные, они одинаково сильно действовали на Эмери. Она помнила, какой неистовой страстью вспыхивал его взгляд той памятной ночью, когда они ласкали друг друга в постели, будто позабыв, что являются лютыми врагами.

Каждую минуту Эмери казалось, что она выдает себя, но в следующий момент становилось ясно, что это лишь игра воображения, и ее волнение утихало, хоть и не исчезало совсем. А потом все начиналось сначала.

Напряжение, в котором Эмери пребывала каждую секунду общения с Лексом, изматывало ее. Порой, лишь представив себе, что вновь придется сидеть с ним за одним столом, изображая не просто безразличие, а мрачную враждебность, она готова была бежать из замка куда глаза глядят. Но бежать-то как раз она и не могла: нога все еще болела.

В конце концов, подойдя к пределу своих психических возможностей, она начала дерзить Лексу, потому что лишь в нем одном видела источник своих мучений. Эта неоправданная взрывчатость и дала ему повод сказать в разговоре с Айки, что с Эмери нет сладу.

Сейчас, стоя в сумрачном коридоре перед дверью столовой, она услышала, как Айки произнес:

— Не понимаю, почему ты сидишь в этой дыре! Замок — что-то кошмарное. Нет элементарных удобств, даже душ принять невозможно, приходится плескаться в тазу, но перед этим еще нужно нагреть воду на газовой плите!

Эмери затаила дыхание, ожидая, что ответит Лекс. Спустя некоторое время тот сказал:

— Согласен, поначалу первобытный образ существования сильно выводит из равновесия, но потом привыкаешь и входишь в колею. Во всяком случае, это не смертельно.

Вновь раздался голос Айки:

— Хорошо, допустим, за минувшие дни ты научился извлекать удовольствие из подобной жизни. Но все-таки мне хотелось бы понять, что заставляет тебя находиться в обществе этой… этой…

— Придержи язык, парень, — вдруг произнес Лекс. — Разве тебя не учили, что негоже дурно отзываться о человеке за его спиной? В твоем возрасте пора бы знать такие вещи.

Айки что-то пробормотал, но как Эмери ни напрягала слух, поняла только начало: «Если бы это был человек…». Окончание фразы осталось неясным. Впрочем, и без того было понятно, что ничего лестного для Эмери оно не содержало.

После недолгой паузы Айки заговорил вновь.

— Ты так и не ответил на мой вопрос.

— Потому что ты некорректно его задал. Вот, держи тарелку… Нарежь хлеб и положи на нее.

— Кстати, взять хотя бы это, — недовольно буркнул Айки. — Неужели нельзя было нанять какую-нибудь кухарку из местных? Почему мы должны сами накрывать на стол?

Эмери злорадно усмехнулась.

— Ты, безусловно, не должен, — тоже со смешком, словно уловив ее настроение, заметил Лекс. — Но раз уж оказался здесь, делай то же, что и все.

— Все? — тут же подхватил Айки, будто только того и ждал. — Разве? По-моему, кое-кто отсутствует. Бьюсь об заклад, она явится, когда стол будет накрыт.

— Ну и что?

— Получается, мы стараемся для нее.

— Ну и что? — повторил Лекс.

— Как?! Она сделала нам такую… такую…

Пока Айки подбирал подходящее определение деянию Эмери, Лекс произнес:

— Нам? Не понимаю… Ты-то здесь при чем?

Эмери знала ответ на этот вопрос. В нем крылась причина ненависти, какую Айки испытывал к ней.

— …гадость, — сказал тот, наконец найдя достойный, по его мнению, эпитет. — Конечно, я ни при чем, если не считать того, что ты мой брат и меня задевает совершенная в отношении тебя несправедливость. Оттого-то я и не понимаю, почему ты так стремишься угодить этой… то есть Эмери?

— А почему бы и нет?

— Ну…

Айки определенно растерялся. По-видимому, в его голове не укладывалось, почему после годичного преследования Лекс вдруг изменил отношение к Эмери.

— Видишь ли, что бы ты ни думал об Эмери, она мужественный человек.

Это произнес Лекс, и по-прежнему стоявшая в коридоре Эмери навострила уши.

— Неужели?

— Да. Могу привести пример: у нее болит нога, но она не хнычет и не жалуется.

— Только костерит тебя на чем свет стоит, — усмехнулся Айки.

— С чего ты взял? — Тон Лекса был немного смущенным.

— Ведь ты сам сказал, что не можешь с ней сладить, — не без ехидства напомнил Айки.

— Ну… я подразумевал не только словесные перепалки, — пробормотал Лекс.

— Не знаю, что ты подразумевал, а только я не поверил собственным ушам, когда мама сказала, куда ты укатил!

Вот как? Выходит, Джоан в курсе того, к кому уехал ее старший сын? Очень интересно. Хорошо бы узнать ее мнение обо всей этой истории, подумала Эмери.

Из столовой донесся вздох Лекса.

— Я ведь тебе объяснял: в настоящий момент Эмери нуждается в помощи, так что…

— Да тебе-то что за дело, нуждается она в чем-либо или нет? — воскликнул Айки. — Тем хуже для нее. Пусть страдает! Пусть побудет в шкуре человека, который мучительно переживает…

— Ты, конечно, имеешь в виду меня? — перебил его Лекса.

Себя он имеет в виду! — мысленно откликнулась Эмери. Он считает, что я нанесла удар и ему тоже.

— Конечно, — явно с неохотой подтвердил Айки.

— В таком случае не трудись принимать решения вместо меня, — суховато произнес Лекс. — Я пока способен делать это самостоятельно.

— Ну что ты! — сразу пошел на попятный Айки. — У меня и в мыслях не было ничего подобного. Если тебе так хочется, живи в этом идиотском замке и заботься о его хозяйке. И знаешь что? Пожалуй, я тоже здесь задержусь. А что, даже забавно! Потом будет что вспомнить и ребятам рассказать…

— Ты не прав, замок совсем не идиотский, ты просто мало разбираешься в подобных вещах…

Лекс начал что-то говорить о средневековой архитектуре, но Эмери не стала этого слушать. Последние фразы Айки мгновенно взвинтили ее до предела.

— Что-о? — возмущенно протянула она, быстро, как только было возможно, хромая в столовую. — Это еще что за разговоры?!

— А вот и Эмери! — с непонятным весельем произнес Лекс, увидев ее на пороге.

— О чем ты говоришь?! — даже не посмотрев в его сторону, воскликнула она. Ее взгляд был устремлен на Айки. — Как это «задержусь»? Ведь я еще днем посоветовала тебе сократить визит. И вообще, не понимаю, что ты здесь делаешь?

— А я еще днем ответил тебе, что собираюсь последовать примеру Лекса! — парировал тот без тени смущения.

Эмери прищурилась.

— И что это должно означать?

— Сама слышала. Я остаюсь в замке.

Повисла пауза. Эмери шумно дышала, кипя негодованием, ее грудь вздымалась. Наконец она повернулась к Лексу.

— Послушай, может, приструнишь своего младшего братца?

Тот посмотрел на Айки, затем на нее и сказал:

— Чего ты хочешь? Что я должен сделать?

— Выдворить его из моего дома! — выпалила Эмери. И палкой об пол, чтобы придать весомость своему требованию.

Казалось, Лекс задумался. Во всяком случае, он сунул руки в карманы джинсов, поднял глаза к потолку и несколько раз качнулся с пятки на носок и обратно. Эмери с удивлением наблюдала за ним, словно не понимая, о чем тут можно думать. Айки же, отойдя к окну, напряженно ждал вердикта.

— Ну? — нетерпеливо произнесла Эмери.

Лекс взглянул на нее.

— Хм… а могу я задать тебе пару вопросов?

— Если это будет способствовать делу — пожалуйста!

— Вообще-то я предпочел бы поговорить с тобой без свидетелей, — покосился он на Айки, — но делать нечего.

— Я тебя слушаю! — вновь нетерпеливо бросила Эмери.

— Хорошо. Скажи, почему ты так спешишь избавиться от Айки?

— То есть как? Это же очевидно!

Лекс медленно покачал головой.

— Для меня не совсем. Если ты хочешь прогнать его, чтобы остаться со мной наедине, это одно дело. Если же руководствуешься иными мотивами, — другое.

Брови Эмери поползли вверх.

— Наедине? — пробормотала она, в свою очередь покосившись на Айки. — Зачем… почему я должна хотеть этого?

Лекс пожал плечами, затем улыбнулся и сказал:

— Это же очевидно.

Разумеется, он намекал на их единственную совместную ночь. Вернее, на то, что, возможно, Эмери желает продолжения. Она прекрасно это поняла, и на ее языке завертелась достойная отповедь, но рядом маячил Айки, при котором нельзя было говорить открыто.

— Для тебя — может быть, — сдержанно произнесла она.

Улыбка Лекса стала шире.

— Но не для тебя?

Эмери только зубами скрипнула.

— Что ж, допустим, мое первое предположение неверно, — выждав минутку, продолжил Лекс. — Тогда скажи, чем тебе не нравится Айки?

Она закатила глаза к старинной бронзовой люстре с хрустальными подвесками.

— Да нравится он мне, нравится! Только на расстоянии. Гости хороши, когда их ждешь. Я достаточно ясно выражаюсь?

Лекс кивнул.

— Яснее некуда.

— А раз так, не отправишь ли ты Айки отсюда подобру-поздорову?

Тон Эмери был ядовито-любезным. Она подбоченилась, с вызовом глядя на Лекса. Не пора ли начать действовать? — словно говорил ее взгляд.

Однако, вместо того чтобы велеть Айки отправляться прочь, Лекс вновь задумчиво оглядел его.

— Видишь ли, — протянул он, повернувшись к Эмери и потирая подбородок, — я нахожусь в весьма затруднительном положении.

Наконец-то ты в нем очутился! Ничего, не всегда же тебе верховодить, промелькнуло в ее голове.

Однако она не произнесла ни слова, глядя на Лекса и ожидая продолжения.

— Я ведь тоже выступаю здесь в роли незваного гостя, — заметил тот.

Эмери удивилась. Она ожидала, что Лекс начнет говорить о том, как ему трудно проявить грубость в отношении единственного, тем более младшего, брата, но тот повел речь в ином направлении.

— К чему ты клонишь? — осторожно спросила она.

— Ты ведь только о том и говоришь, что никого сюда не приглашала, верно? — прищурился Лекс.

— Но это правда!

— Конечно. А теперь представь на минутку, как я буду выглядеть, начав распоряжаться здесь, как у себя дома? Например, выдворять кого-то или делать еще что-нибудь в этом же роде?

Эмери разинула рот.

— Но… но…

— Согласись, мои действия выглядели бы по меньшей мере неправильно.

Строго говоря, логика в словах Лекса присутствовала, но с ее помощью он поймал Эмери на крючок. Осознав его коварство, она стиснула зубы и принялась лихорадочно искать контраргументы. Тщетно, они не находились.

— Короче, я остаюсь, — ухмыльнулся Айки, тряхнув красивыми светлыми кудрями.

4

Эмери в бессильной ярости повернулась к нему, но сказать ничего не успела, потому что Лекс бодрым тоном произнес:

— Все готово, прошу рассаживаться!

После чего Айки демонстративно первым направился к накрытому для ужина столу, где вся еда была куплена на деньги Лекса. Минуя застывшую в немом негодовании Эмери, он победно усмехнулся. Мол, видишь теперь, на чьей стороне сила? Ну и что с того, что ты здесь хозяйка?!

Какая наглость! — подумала Эмери. Что позволяет себе этот щенок? Ладно еще Лекс, у нас с ним особые счеты, но этот-то что?

— Прошу, золотце!

Повернувшись к Лексу, Эмери увидела, что он отодвинул для нее стул и продолжает держаться за него, ожидая, пока она сядет.

Однако Эмери медлила, взвешивая про себя возможность, захватив тарелку с едой, удалиться в свою комнату. Мысль показалась ей заманчивой, но в душе тут же поднялась волна возмущения. В самом деле, это уже слишком: гости оккупировали замок, а его владелица ютится в своей спальне с тарелкой на коленях!

Ну нет! — гневно подумала Эмери. Не дождетесь! В добровольную ссылку я не отправлюсь.

Решительно шагнув вперед, она села за стол, и Лекс с подчеркнутой предупредительностью, самой Эмери показавшейся насмешливой, подвинул для нее стул.

Ужин состоял из молодого отварного картофеля и разогретых на сковороде говяжьих отбивных, которые Лекс в большом количестве приобрел в виде замороженных полуфабрикатов. Хранились они в холодильнике, который в свое время Ральф Прескотт поставил на кухне для рабочих, собиравших замок по частям. Теперь он очень пригодился Лексу и Эмери… и, похоже, Айки тоже, потому что тот ясно дал понять, что не собирается никуда уезжать.

Картофель, сдобренный сливочным маслом и посыпанный свежим укропом — по-видимому, Лекс обнаружил его в саду, — источал такой аромат, что просто слюнки текли. Айки первый деловито придвинул к себе тарелку, взял вилку и нож и приступил к еде.

— Угощайся, — сказал Лекс, бросив взгляд на Эмери. — Стесняться некого.

В самом деле! — хмуро подумала та. Кого мне здесь стесняться, двух вселившихся в мое жилище наглецов? Кстати, картошку свою они посыпают моим укропом!

Последняя мысль почему-то развеселила ее. Возможно, это было всего лишь проявлением нервного напряжения, но настроение Эмери немного улучшилось. И она тоже принялась за еду.

Поначалу в столовой царила тишина, нарушаемая лишь доносящимися со двора звуками — шелестом листвы, в которой резвился ветерок, чириканьем воробьев и резкими криками носящихся в небе стрижей. Все это разнообразие проникало в столовую сквозь затянутые целлофаном окна.

Кстати, им же, только менее плотным, был частично накрыт длинный обеденный стол, который принадлежал замку и прибыл из Шотландии. В одном из комодов той же эпохи, что и остальная мебель, Эмери обнаружила скатерть для этого стола. Но изготовленная древними мастерицами и расшитая вручную ткань вполне годилась для музея, поэтому, недолго думая, Эмери просто накрыла край стола большим куском полиэтиленовой пленки.

Под воздействием идущих снаружи шумов природного происхождения она постепенно пришла в относительно умиротворенное состояние, тем более что по сторонам не смотрела, постаравшись сосредоточиться на еде. Однако период покоя длился недолго. Не успев проглотить и нескольких кусков, Эмери вдруг едва не подскочила на стуле от нового неожиданного звука — трели сотового телефона. Впрочем, в следующее мгновение она сообразила, что это вновь звонит из Огасты главный менеджер банка «Нэшнл траст», принадлежащего Лексу.

Так и оказалось. Пока Лекс обсуждал по телефону текущие дела своего предприятия, Айки с непонятным недовольством посматривал на него. Значение этих взглядов прояснилось, когда разговор завершился. Тогда Айки сказал с едва уловимым оттенком презрения, направленным, разумеется, не на своего обожаемого старшего брата:

— И все-таки я не понимаю, зачем надо было бросать дела и болтаться здесь столько времени?!

Лекс неторопливо положил в рот ломтик отбивной, прожевал и лишь потом лениво произнес:

— Послушай, сколько можно? Мы уже обсуждали этот вопрос, и я дал тебе исчерпывающий ответ.

— Да, конечно. — Айки смутился, но было заметно, что ему хочется сказать еще что-то, и в конце концов он обронил: — Я знаю, ты находишься тут из-за того, что… Эмери повредила ногу и не может сама позаботиться о себе.

Небольшая заминка в середине фразы свидетельствовала о его нежелании называть Эмери по имени, потому что мысленно он именовал ее «эта…» с добавлением бранного эпитета. Разумеется, Эмери поняла в чем дело и усмехнулась про себя.

Лекс окинул Айки снисходительным взглядом.

— Рад, что ты наконец уяснил для себя причину моего здешнего пребывания. В таком случае почему вновь спрашиваешь об одном и том же?

— Потому что не вижу для тебя причин находиться здесь лично, — с некоторым раздражением ответил Айки.

Лекс невозмутимо поднял бровь.

— Вот как? Может, выразишься яснее?

— Пожалуйста! Вместо того чтобы заставлять тебя, забросив дела, торчать в этом захолустье, Эмери вполне могла бы нанять себе сиделку, или помощницу, или приходящую горничную — словом, какую-нибудь женщину, которая бы оказывала ей помощь.

— Я никого не заставляю здесь торчать! — мгновенно взвилась Эмери.

Лекс кивнул.

— Это правда. Я нахожусь в замке по собственному желанию. И даже без приглашения, как тут многократно уточнялось. — Он скользнул насмешливым взглядом по пылающей от возмущения Эмери, потом перевел его на Айки. — Твое замечание было бы верно при одном условии: если бы Эмери обладала достаточным количеством финансовых средств. Сам понимаешь, помощнице нужно платить.

Айки недоверчиво покосился на Эмери.

— Хочешь сказать, что у нее нет денег на прислугу?

— С трудом верится, правда? — саркастически обронила та.

— Честно говоря, да, — нехотя отозвался Айки.

— Между тем это чистая правда, у меня нет даже таких денег. Твой несравненный Лекс разорил меня дотла.

Повисла пауза, во время которой Лекс продолжал как ни в чем не бывало уплетать то, что еще оставалось на его тарелке. Айки же погрузился в раздумье. Наконец он поднял голову и взглянул на Эмери.

— Ну и правильно. Это тебе за Селию.

Лекс со звоном отложил вилку и нож и в упор взглянул на брата.

— Ты поел?

— Да.

— Тогда… может, прекратим обсуждать эту тему? Я нахожусь здесь, потому что считаю это целесообразным. Кроме того, у меня в отношении Эмери есть планы, в которые я не обязан тебя посвящать. Понятно?

Айки заерзал на стуле.

— Да, конечно. Лекс, я… — Он оборвал начатую фразу и взамен спросил: — А где ты взял белье для постели, на которой спишь?

В эту минуту мысли Лекса были заняты другим, поэтому он не сразу вник в суть вопроса.

— Что?

— Ну… это Эмери дала тебе постельные принадлежности?

— А… нет. О белье я позаботился сам.

С губ Эмери слетел злорадный смешок.

— Дорогой мой, ты не найдешь здесь ни единой простыни! Постарайся наконец понять: это нежилой дом.

Айки бросил на нее хмурый взгляд.

— Тем не менее и ты, и Лекс спите не на голых матрасах.

— Я купил простыни в деревенском супермаркете, — пояснил Лекс. — И подушку, кстати, тоже.

— А я привезла белье с собой, — сказала Эмери. Затем добавила, сверля Лекса взглядом: — Один комплект, и то не новый, мне позволили взять судебные исполнители, которые выселяли меня из моих апартаментов.

Тот сделал вид, будто ничего не замечает.

— В таком случае, — сказал Айки, — я тоже позабочусь о себе сам. — Он взглянул на большие наручные часы, которые, судя по их сложному виду, кроме показа времени выполняли и много других функций. — Прямо сейчас и отправлюсь за всем необходимым.

Хромая после ужина в сад — потому что вечное сидение в своей комнате ей порядком надоело, — Эмери услышала уже знакомый рев мотоциклетного двигателя. Значит, Айки действительно укатил за постельными принадлежностями.

С губ Эмери слетел вздох. Надежд на то, что парень уедет домой, не осталось. И что ему взбрело в голову задержаться здесь?

Не для того ли, чтобы досаждать мне? — подумала Эмери. Или он просто ревнует ко мне Лекса? Она вновь вздохнула. Скорее всего, верны оба предположения. И еще… Селия до сих пор является предметом тайной влюбленности Айки. Как он там сказал? «Это тебе за Селию»? Видно, мстительность в семье Сеймуров присуща не одному только Лексу.

Добредя до простой деревянной скамейки, Эмери с облегчением опустилась на нее. И пока оглядывала окружающие плодовые деревья, перед ее внутренним взором будто наяву предстал образ младшей сводной сестры.

Селия была блондинка с длинными, ниже талии, волосами и бледной, словно прозрачной кожей. Ее большие серые глаза выглядели мечтательными, розовые припухшие губы навевали мысль о романтических поцелуях при луне, чуть вздернутый носик создавал ощущение почти детской беззащитности.

Ее любили все — за кроткий нрав, неизменную приветливость и ласковость. Она словно принадлежала к иной эпохе, мало напоминая современных девушек.

Эмери знала, что лет с тринадцати Айки был влюблен в Селию восторженной юношеской любовью. И ей легко было вообразить, каким неземным созданием казалась ему ее прелестная сводная сестра. Вероятно, Селия представлялась парню божественно красивой, почти бестелесной, словно фея из сказки, тем более что та обожала воздушные платья и шарфы из полупрозрачного шифона.

В Селию же был влюблен и Лекс.

Младшая сестра появилась у Эмери в возрасте семи лет, когда ее отец вступил в брак второй раз, взяв в супруги женщину с дочуркой.

Собственная дочь Ральфа, Эмери, появилась на свет, когда тому исполнилось пятьдесят три года. До того у них с первой женой Айдой — шестнадцатью годами моложе — детей не было. Это не только угнетало обоих, но казалось вопиющей несправедливостью: как же так, есть все, чего только можно пожелать, а ребенка нет?!

Они испробовали множество средств, включая какие-то особенные минеральные ванны, ультрамодные грязи и экзотические снадобья. Лечились вместе и по отдельности, посещали самые дорогие курорты, а результата все не было.

Тайком от Ральфа — который в действительности все прекрасно знал — Айда даже начала ходить то ли по знахаркам, то ли по колдуньям, пытаясь, так сказать, решить проблему альтернативными средствами. Выискивала в газетных объявлениях телефонные номера целителей, звонила, потом шла на прием. А через некоторое время Ральф обнаруживал у себя под подушкой какие-то странные предметы непонятного назначения — он именовал их про себя амулетами. Вполне возможно, они таковыми и являлись. Ральф не верил во всю эту каббалистику, как он выражался, толком не зная значения данного слова. Но обнаруженные под подушкой предметы не выбрасывал, не желая обижать Айду.

Между тем время шло и надежд оставалось все меньше. Наконец уже в зрелом возрасте с помощью некоторых сугубо медицинских ухищрений Айде все-таки удалось забеременеть. В положенный срок на свет появилась Эмери.

Нетрудно представить, как счастливы были супруги, которым после стольких стараний удалось обзавестись ребенком!

К сожалению, радость продолжалась недолго. Примерно через год Айду стали одолевать хвори, а потом выяснилось, что ее болезнь неизлечима.

Так, будучи трех лет от роду, Эмери лишилась матери.

Ральф очень горевал, долго был безутешен и не показывался в свете, но постепенно успокоился. К тому же теперь у него была дочь.

А потом, через четыре года после кончины Айды, он женился вторично. Его супругой стала Уна Линвуд, пышногрудая блондинка, оставшаяся вдовой после смерти мужа, работавшего менеджером в принадлежавшей Ральфу фирме «Прескотт шуз».

У Уны была пятилетняя дочка Селия, которую Ральф удочерил, дав свою фамилию. Так у Эмери появилась младшая сестра.

Девочки были абсолютно не похожи друг на друга. И дело даже не в том, что Эмери была темненькой, а Селия светлой, как и ее мать Уна. Их характеры тоже различались как день и ночь. Эмери была живой, веселой, шаловливой, на ее щеках играл румянец, синие глазенки поблескивали озорством. Селия же даже в юном возрасте отличалась от нее спокойствием, созерцательностью, некой меланхоличностью и медлительностью.

Однако новое счастье Ральфа тоже оказалось коротким — как будто Айда с того света вмешалась в земные дела, приревновав своего супруга ко второй жене. Это мистическое предположение невольно возникало у всякого, кто был знаком с историей семьи Ральфа Прескотта, потому что через три года после свадьбы Уна заболела, а затем умерла точно от такой же болезни, которая в свое время свела в могилу Айду.

Среди знакомых Ральфа даже поползли слухи, что в свое время Айда не зря ходила по знахаркам и колдунам. Результатом этих посещений стало некое наложенное на Ральфа заклятие, обрекавшее его на одиночество до конца дней.

Так это было или нет, трудно сказать. Только Ральф больше не только не женился, но даже подружки себе не завел. Остаток жизни он посвятил дочерям, бизнесу и замку Мэлорн.

Вероятно, замок и стал его последней любовью.

Эмери переменила позу, удобнее устраиваясь на скамейке, затем откинулась на спинку и устремила взгляд в безоблачное небо, где продолжали резвиться стрижи. Некоторые из них устремлялись вниз и проносились над садом так низко, что у Эмери замирало сердце: казалось, какая-нибудь пичуга вот-вот с лёта врежется в дерево. Но она напрасно волновалась, ничего подобного не происходило.

Постепенно ее мысли вновь вернулись к Селии.

Ах неземная, воздушная Селия! В нее влюблялись все.

Не миновала сия участь и Лекса. Собственно, он был первым, кто рассмотрел в девчонке Селии несравненной красоты женщину, которой та обещала стать в будущем.

Они были знакомы давно — Эмери, Лекс, Селия, а также самый младший из них Айки. Их родители тоже прекрасно знали друг друга, потому что, будучи состоятельными людьми, вращались в тех кругах Огасты, которые принято называть сливками общества.

Городская знать любила и умела развлекаться. Круглый год устраивались пышные приемы, куда непременно приглашали и молодежь, ведь именно на таких увеселительных мероприятиях чаще всего составлялись будущие супружеские пары.

И, конечно, на подобные празднества ездил Ральф Прескотт, не забывая брать и дочерей. Там же бывал и Лекс Сеймур, а затем и подросший Айки. Их присутствие являлось почти обязательным, если прием был благотворительным и его устраивала Джоан Сеймур, с которой, кстати, при жизни была очень дружна Уна Линвуд, мать Селии.

Поначалу за Селией увивались несколько молодых людей, принадлежавших к известным не только в городе, но и в стране фамилиям. Но вскоре Лекс оттеснил всех на задний план. А спустя еще некоторое время в высшем свете Огасты воцарилось мнение, что Лексу и Селии самой судьбой предназначено стать мужем и женой, потому что лучше пары не сыскать. Джоан тоже смотрела на Селию как на будущую невестку. Это и понятно, любая мать пожелала бы своему сыну такую нежную, спокойную и уравновешенную жену, а себе — невестку.

Что касается Айки, которому тогда было пятнадцать лет, то по некоторым признакам можно было определить, что у него двоякое отношение к перспективе стать родственником Селии. С одной стороны, он, конечно, горевал, что в силу разницы в возрасте не может сам стать ее мужем. Ведь не будет же Селия ждать, пока влюбленный в нее мальчишка повзрослеет достаточно, чтобы на ней жениться!

С другой стороны, Айки был просто счастлив, что после женитьбы Лекса у него появится почти неограниченная возможность видеться с Селией. О, разумеется, речь шла лишь об абсолютно платонических отношениях. Но любовь Айки была так нежна и трепетна, что он почти и не помышлял о физической стороне дела. А если подобные мысли и приходили в его голову, он всеми силами гнал их, считая едва ли не святотатством…

Эмери тоже посещала те же места, что Селия и Лекс, все видела, все знала и именно по этой причине вынуждена была скрывать давно поселившуюся в ее сердце любовь. Обнаружив свои истинные чувства по отношению к Лексу, она лишилась бы возможности видеться с ним. Ведь он был всецело поглощен Селией, а на Эмери не обращал внимания. Вернее, обращал, конечно, но не так, как ей хотелось бы.

Все это сводило ее с ума. Да и какая бы девушка осталась спокойна в подобной ситуации?!

Хорошо еще, что у Эмери был бизнес, который требовал постоянного внимания, творческих усилий и разъездов. Так что она поневоле отвлекалась от невеселых раздумий над текущей ситуацией и своей дальнейшей личной жизнью. Если бы не это, неизвестно, что с ней вообще стало бы.

А потом… потом начались приготовления к приему по случаю официального объявления помолвки. Эмери охватила паника.

Возможно, состояние стресса, в котором она пребывала, и явилось причиной совершенного ею в дальнейшем поступка. Теперь он казался Эмери абсолютной глупостью, но тогда…

Она просто не видела иного способа предотвратить стремительно надвигавшийся крах. Ей казалось, что, если она станет бездействовать, все рухнет. Надежды на счастье — само собой, но кроме них и остальная жизнь.

Вновь пошевелившись на скамейке, Эмери грустно вздохнула.

Все получилось наоборот. Именно вмешательство в дела Лекса и Селии в конечном счете привело ее к нынешнему плачевному положению. Если бы она знала тогда, чем все обернется, сто раз подумала бы, прежде чем подставлять себя под удар. В конце концов, существовали и иные способы повлиять на события, вовсе незачем было действовать так демонстративно. Ринувшись напролом, она тем самым обрекла себя на финансовое разорение, в личном плане не выиграв ничего.

Правда, потом, гораздо позже — или совсем недавно, смотря как рассуждать — была единственная ночь с Лексом, жаркая и безумная, но разве о таком мимолетном счастье мечтала Эмери?

Та волшебная ночь только подчеркнула ее полное одиночество.

Она до сих пор внутренне содрогалась, вспоминая торжество по поводу объявления помолвки. Оно происходило в доме Джоан, где также жил Айки, который, впрочем, по сведениям Эмери, и сейчас там живет. У Лекса же давно была своя квартира.

Эмери отправилась на памятный прием одна.

К тому времени Ральф Прескотт умер, и они с сестрой жили порознь. По завещанию Селия получила деньги, большая часть которых хранилась на счетах в банке «Нэшнл траст», принадлежавшем Лексу Сеймуру. Кроме того, ей отошел особняк в Огасте, где она провела всю свою сознательную жизнь.

Эмери получила замок Мэлорн, а также обувной бизнес отца, с удовольствием присоединив его к своему, модельному, который создала самостоятельно. В то время ей еще принадлежал дом моды, носящий название «Диззи Эмери», одновременно являвшееся фирменным ярлыком для всего, что она производила.

Свой путь Эмери начала в девятнадцать лет. Именно в этом возрасте состоялся первый показ ее моделей одежды, сразу закрепивший за ней репутацию оригинального мастера. И тогда же ее имя стало появляться в газетах рядом со словами «ярко вспыхнувшая звезда на небосклоне модельного бизнеса», «молодой талантливый дизайнер» и тому подобными. А однажды Ральф — еще успевший увидеть успех дочери и на первых порах поддержать финансово — принес газету, где ее назвали головокружительной Эмери — диззи Эмери.

— Вот! — сказал Ральф, ткнув пальцем в это словосочетание. — Замечательный товарный знак. Обрати внимание. На твоем месте я бы зарегистрировал его.

— Не слишком ли претенциозно? — с сомнением покачала она головой. — Я ведь еще только начинающий модельер.

Ральф снисходительно усмехнулся.

— Дорогая моя, начинающих специалистов не бывает. Это относится к любой сфере человеческой деятельности. Ты или художник, или нет. Или врач, или нет. Или модельер, или нет.

Помнится, Эмери задумалась тогда. То, о чем говорил Ральф, показалось ей необычным.

— Но ведь существует период обучения, который…

— …У настоящего мастера длится всю жизнь, — завершил Ральф фразу. — А в конце отпущенного ему срока он понимает, как мало, в сущности, умеет.

— Тогда тем более нескромно с моей стороны будет назваться головокружительной, — заметила Эмери.

— Э нет! — возразил Ральф. — Ты можешь быть сколько угодно скромной, так сказать, в своем кругу, но в данном случае речь идет о бизнесе, а он в конечном счете всегда в той ли иной степени является формой торговли. Я веду к тому, что тебе предстоит как можно выгоднее продать себя. А люди ведь внушаемы, детка. Скажешь им, что ты головокружительная, именно так они и станут тебя воспринимать. Тем более что талант у тебя есть, это видно сразу, стоит только взглянуть на твои работы.

— Спасибо, папа, — зарделась Эмери. Похвала отца была для нее дороже всего на свете.

В результате того разговора и появилась фирменная марка «Диззи Эмери». Соответственным лейблом помечались модели одежды, бижутерия, парфюмерия, а позже и обувь, потому что в данной области Эмери тоже проявила себя как творческий человек.

Так вот, на торжественный прием по поводу помолвки Лекса и Селии она отправилась еще в качестве Диззи Эмери — на больших показах мод где-нибудь в Нью-Йорке, Париже или Токио некоторые люди прямо так и называли ее, полагая, что это настоящие имя и фамилия.

В тот вечер она использовала свою известность сполна.

5

Эти воспоминания заставили Эмери поежиться, словно от порыва прохладного ветра. Впрочем, пока она сидела на садовой скамейке, незаметно начало смеркаться и воздух посвежел.

Эмери обхватила себя за плечи руками, вновь устремив взгляд на снующих в розоватом предзакатном небе стрижей…

Она подъехала к принадлежавшему Джоан особняку чуть позже назначенного времени, поэтому у нее возникли некоторые трудности с парковкой. Все свободное пространство вдоль окружавшей дом ажурной кованой ограды было запружено автомобилями — дорогими, очень дорогими и сногсшибательными, изготовленными по специальному заказу.

Конечно, Эмери тоже прибыла не на драндулете. Она сидела за баранкой белоснежного открытого «ягуара», такого элегантного, что многие пешеходы останавливались и провожали его взглядом.

В конце концов ей удалось приткнуть своего красавца между старой липой и элегантной чугунной урной. Свору репортерской братии она заметила еще на подъезде к особняку. Журналисты, папарацци и телеоператоры толпились у ворот, пытаясь разглядеть сквозь решетку, что делается во дворе и на крыльце дома. Однако прибытие «ягуара» не осталось ими незамеченным. Толкаясь и обгоняя друг друга, они бросились в направлении очередной жертвы.

Впрочем, Эмери вовсе не чувствовала себя таковой. Спокойно покинув автомобиль, она захлопнула дверцу и двинулась к воротам походкой вышколенной топ-модели — легко, свободно, покачивая стройными бедрами. Дело происходило прошлым летом, поэтому на ней были короткая шелковая юбка и не доходящий до талии, оставляющий пупок открытым топ с накинутой поверх него невесомой сетчатой кофточкой, по краям и на рукавах отороченной длинными, колышущимися при малейшем движении перышками. Все предметы туалета, включая босоножки на высоких тонких металлических каблуках, а также прелестную сумочку из натуральной кожи, были белыми.

— Диззи Эмери… Диззи Эмери… — зашелестело в надвигавшейся репортерской толпе.

При звуках собственного псевдонима губы Эмери сами собой изогнулись в довольной улыбке: ее узнали!

Вообще-то могло показаться странным, что, пребывая в таком диком напряжении, она способна улыбаться, но на самом деле в этом не было ничего странного: ею владел кураж. Вероятно, если бы не это, Эмери никогда не решилась бы явиться на прием и осуществить свой безумный план.

Ох, лучше бы вместо душевного подъема она испытывала неуверенность! По крайней мере, ее бизнес, деньги и сама жизнь остались бы неизменными.

Правда, тогда не было бы и единственной сказочной ночи с Лексом. Вопрос, стоит ли она целого состояния?

Временами Эмери готова была дать утвердительный ответ.

Репортеры приблизились и взяли ее в кольцо. Однако она продолжала уверенно шагать дальше, так что тем, кто находился впереди нее, приходилось пятиться. Засверкали фотовспышки, посыпались вопросы. В основном они касались приема, на который Эмери приехала.

Отвечала она односложно, потом обронила, усмехнувшись с мрачной загадочностью:

— Будьте начеку. Сегодня вас ожидает сенсация.

— Какого рода, Эмери? — тут же зазвучало со всех сторон. — Говорите уж, раз начали!

— Узнаете в свое время… Но это будет как взрыв бомбы.

— Эмери, вы просто душка! — радостно крикнул кто-то. — Спасибо, что предупредили.

Она же внезапно остановилась, словно пораженная какой-то мыслью. Ей действительно пришло в голову, что обещанной журналистам сенсации может не получиться, ведь их не пустят дальше ворот, потому что сегодняшнее торжество носит сугубо частный характер.

Прикусив губу, Эмери несколько мгновений лихорадочно искала возможность провести на праздник какого-нибудь репортера, желательно с камерой. Наконец ее озарила идея, которая показалась вполне приемлемой.

Пошарив взглядом по окружавшей ее толпе, Эмери выхватила одно знакомое лицо.

— Пирс! — позвала она. — Можно вас на пару слов?

Тот, к кому было направлено обращение, просиял.

— Разумеется, мисс Прескотт! — Он двинулся вперед, раздвигая репортеров. — Простите, коллеги…

Пирс Баркли представлял один глянцевый журнал, где часто печатались отчеты о деятельности базирующегося в Огасте дома моды «Диззи Эмери». Редакция неизменно посылала его на устраиваемые Эмери показы моделей одежды, и та всегда давала ему эксклюзивное интервью. Одним словом, они были хорошо знакомы.

Провожаемый завистливыми взглядами коллег, Пирс приблизился к Эмери, которая, отведя его в сторонку, начала ему с жаром что-то говорить. Затем, к всеобщему удивлению, оба направились обратно, к белоснежному «ягуару». Эмери села за баранку, Пирс занял соседнее пассажирское сиденье, и они быстро куда-то укатили. Прочим же осталось лишь гадать, что все это значит.

Обсуждая загадочные действия Диззи Эмери и Пирса Баркли, репортеры потянулись к ажурным воротам особняка, чтобы там встретить еще кого-нибудь из гостей Джоан Сеймур. Перекидываясь шуточками и потягивая кока-колу, они вновь сгрудились на прежнем месте в ожидании событий.

Ждать пришлось недолго. Вскоре на дороге вновь показался знакомый белый «ягуар». Он был встречен свистом и приветственными возгласами.

Эмери и Пирс покинули автомобиль и направились к воротам. При этом Пирс нес перед собой огромную круглую картонку с тортом, обвязанную алой шелковой лентой, с пышным замысловатым бантом наверху.

Так вдвоем они и подошли к прохаживавшемуся по ту сторону ограды привратнику, под мышкой которого находилась темно-коричневая кожаная папка со списком приглашенных. Увидев Эмери, он открыл ворота.

— Добро пожаловать, мисс Прескотт!

— Здравствуйте, Ник, — сказала она. Затем небрежно обронила, кивнув на несущего торт Пирса: — Это со мной.

Празднично украшенная коробка надежно маскировала спрятанный под пиджаком Пирса дорогой цифровой фотоаппарат.

— Пожалуйста, — почтительно склонил голову привратник.

В следующую минуту Эмери услышала, как сзади один репортер негромко сказал другому:

— Везет Пирсу, снова обеспечен эксклюзивным материалом…

Она покосилась на привратника, но тот если и слышал фразу, то не придал ей значения, не увязав имя Пирс с парнем, несшим торт. Облегченно вздохнув, Эмери повела репортера в дом.

Попав в полный гостей особняк, Пирс оказался предоставленным самому себе, потому что Эмери тут же забыла о нем. Она лишь увидела, что он поставил никому не нужный торт на какой-то столик, спросил о чем-то проходившего мимо официанта и… пропал.

Большая гостиная Джоан Сеймур была заполнена изысканно одетыми людьми. Они или беседовали, перемещаясь от одной группы гостей к другой, или сидели, слушая негромко включенную музыку — один из струнных квартетов Моцарта, как мельком отметила Эмери — в ожидании события, ради которого прибыли сюда.

С губ Эмери вновь слетел облегченный вздох: значит, о помолвке еще не объявляли. Она боялась, что опоздала, уезжая за тортом. Эмери нарочно рассчитала время таким образом, чтобы прибыть позже всех, покупка же торта была, так сказать, сверх программы и потребовала некоторого времени.

Все в порядке, успела! — пронеслось в охваченном пламенем мозгу Эмери. Теперь осталось сделать главное.

Задержавшись у входа в зал, возле разросшихся драцен в кадках, она оглядела собравшихся. Почти все эти люди были хорошо ей знакомы. Со многими, прежде всего с самой Джоан, дружил ее отец. Сливки общества — иначе не скажешь. И прием, конечно, чрезвычайно торжественный. Джоан это умеет. Стоило лишь взглянуть на очень дорогие, сверкавшие золотыми купидонами и источавшие тонкий аромат пригласительные открытки, которые накануне были разосланы всем, кто сегодня прибыл сюда! Но с этого все только началось. Здесь же гостей ожидала настоящая роскошь. Одних живых цветов было столько, как будто уже свадьба происходит, а не помолвка.

Как они все сейчас удивятся! — с каким-то убийственно истерическим весельем подумала Эмери. Пришли праздновать помолвку, ничего не подозревают, ни о чем не догадываются, а между тем их ожидает сюрприз!

Она еще раз оглядела гостиную, ища того, из-за кого решилась на сегодняшнюю акцию. Его до сих пор не было видно.

Что такое? Неужели еще не приехал? Быть такого не может…

И тут ее взгляд споткнулся о группу гостей, стоявших возле дальней, увешанной картинами стены. Среди них был Лекс.

Боже мой, как он был элегантен! В антрацитового цвета смокинге, белоснежной, наверняка шелковой рубашке, в галстуке-бабочке… Эмери и прежде видела его таким, но сегодня он почему-то показался ей необыкновенно красивым.

Это из-за помолвки, поняла она, мгновенно помрачнев. Просто Лекс счастлив.

Рядом с ним, вполоборота к Эмери, стояла Селия. В платье из воздушного жемчужно-серого шифона, почти того же цвета, что и ее глаза, она была удивительно хороша. Длинные светлые локоны были распущены и свободно лежали на плечах, придавая общему облику что-то русалочье. На губах Селии блуждала неопределенная улыбка.

Будто что-то почувствовав, она медленно повернула голову в сторону входа, где притаилась среди драцен Эмери, и их взгляды встретились.

Расстояние было слишком велико и не позволяло рассмотреть выражения глаз, но Эмери готова была поклясться, что Селия вздрогнула.

У нее самой внезапно словно опустела голова, став похожей на порожний, лишенный била колокол. И в образовавшемся темном пространстве гудело: пора!

Не чуя под собой ног, Эмери обогнула ближайшую драцену и двинулась вперед. Сердце просто выскакивало из груди.

Однако очень скоро, всего после нескольких шагов, она вновь ощутила прилив знакомого истерического веселья. Кроме того, ею внезапно овладела уверенность, что все получится так, как задумано. И Лекс не женится на Селии. Никогда.

— О, Эмери, здравствуй, дорогая! Ты здесь? — будто сквозь вату услышала она голос одной с детства знакомой дамы, но продолжала идти, даже не повернув головы в сторону говорившей. — А я было подумала, что тебя нет в городе или… Эмери? Куда же ты, детка?

Эмери двигалась той же грациозной походкой, какой в совершенстве владели манекенщицы, появлявшиеся на подиуме в придуманных ею моделях одежды. Она столько раз видела это изумительное дефиле, что в конце концов сама овладела подобными навыками.

Не сводя поблескивавших глаз с Лекса и изящно стуча каблуками о сияющий паркет, Эмери скользила по залу с высоко поднятой головой. Ее стройные бедра покачивались, буйные темные кудри подрагивали на плечах, упругая полная грудь словно плыла впереди нее, на щеках алел румянец, а длинные перышки оригинальной сетчатой кофточки победно развевались.

Эмери не ответила на несколько приветствий, и мало-помалу на нее начали оглядываться. К тому моменту, когда она поравнялась с группой гостей, среди которых стояли Лекс и Селия, на нее смотрели уже едва ли не все собравшиеся — только державшийся рядом с братом, но все же словно чуть в тени Айки продолжал смотреть на Селию влюбленными глазами.

Но Эмери ни на кого не обращала ни малейшего внимания. В шикарно убранной гостиной Джоан Сеймур ее интересовал только один человек — Лекс.

Но именно он, единственный из всех, до сих пор не заметил ее, потому что неотрывно и с нескрываемым обожанием смотрел на Селию.

Только когда Эмери оказалась в двух шагах от него, он наконец почувствовал, что что-то происходит. Или просто услышал приближавшийся стук каблучков.

— Эмери!

Готовясь к своему демаршу, она разработала несколько сценариев развития событий. Среди них был и такой, при котором ее появление застает Лекса врасплох. Похоже, сейчас возникла именно такая ситуация. Оставалось только произнести заготовленные на сей случай фразы.

— Да, дорогой, это Эмери, — томным голосом, но достаточно громко, чтобы слышали окружающие, сказала она. Затем сделала особенно тщательно продуманный жест: приблизившись к Лексу, плотно прижалась к нему всем телом, обвила шею руками и прильнула к губам. Как Эмери и рассчитывала, со стороны это выглядело так, будто страстные поцелуи с Лексом Сеймуром для нее самое обычное дело.

В действительности это был первый поцелуй в губы, да и то, если можно так выразиться, настоящий лишь наполовину, потому что изумленный Лекс не ответил на него. Но, к счастью, и не оттолкнул, чего Эмери втайне опасалась. Вероятно, он просто был ошеломлен ее странными действиями.

И даже в эту минуту, не помня себя и почти ничего не слыша от напряжения, Эмери почувствовала, как острый эротический импульс пронзил ее всю, стоило ей прикоснуться к губам Лекса.

Как давно она об этом мечтала! Подобные грезы изводили ее годами, и порой ей казалось, что она умрет от избытка чувств, когда — о если бы! — они наконец станут явью.

К счастью, ничего трагического не произошло. Эмери выжила, более того — она была готова продолжать спектакль.

Надеюсь, он снимает, мельком подумала она, подразумевая Пирса Баркли, который бродил где-то среди гостей.

Ей удалось максимально продлить объятия. Лишь ощутив недостаток воздуха, она отстранилась и произнесла, чуть задыхаясь:

— Рада, что ты узнал меня, милый, потому что уже начала тревожиться. Видишь ли, не могу отделаться от ощущения, что ты перепутал невесту. — Эмери смотрела только на Лекса, как будто, кроме них двоих, здесь больше никого не было. Селию же вообще игнорировала, будто той и вовсе не существовало на свете. Не давая Лексу времени опомниться и что-то сказать, она продолжила: — Разве не мне ты клялся в вечной верности жаркими ночами? Не меня называл возлюбленной и осыпал ласковыми именами? Не мне подарил это обручальное кольцо? — Эмери сделала изящный жест рукой, и на ее безымянном пальце сверкнул бриллиант в кольце, которое она купила накануне, явившись в ювелирный салон в темных очках и широкополой летней шляпе, скрывавшей волосы и половину лица.

Рядом раздался шум, затем звуки поспешных шагов, но Эмери не взглянула в ту сторону, откуда они доносились. Ей и так было ясно, что это Селия, услышав про обручальное кольцо, бросилась из гостиной прочь.

Лекс сделал движение, порываясь броситься за Селией, однако Эмери ловко пресекла его намерение. Вновь обняв Лекса, она не просто прижалась, а словно прилипла к нему, не позволяя сделать даже шага.

— Куда ты, дорогой? Я здесь!

Смотревший вслед Селии Лекс медленно перевел взгляд на Эмери. Та, видя, что он не предпринимает больше попыток бежать за ее младшей сестрой, слегка отстранилась.

— Впрочем, мне понятно твое состояние, милый, — проворковала она, нежно гладя Лекса по лицу. — Я сама словно ошалела от счастья. Как хорошо, что нам больше не нужно прятаться от папарацци! Теперь все знают, что мы любим друг друга, это больше не секрет и сенсации из него не сделаешь…

Эмери продолжала нести подобную околесицу, а Лекс стоял и смотрел чуть растерянно, но пристально, явно пытаясь понять, что у нее на уме.

Стараниями оказавшегося на высоте Пирса Баркли эта сцена, в числе нескольких других, была запечатлена и сохранена в памяти его цифрового фотоаппарата. Позже Эмери перенесла это изображение — вместе с остальным отснятым материалом — в свой персональный компьютер. Подолгу всматриваясь в лицо Лекса, она гадала, почему их общие знакомые оказались такими слепыми. Ведь на следующий же день они увидели это фото в газетах — наверное, Пирс сделал неплохой бизнес, продав сенсационные снимки коллегам по цеху, — но никому даже в голову не пришло предположить, что что-то здесь не так. Напротив, все было принято за чистую монету. А между тем одного этого схваченного камерой взгляда было достаточно, чтобы понять: Лекс так же изумлен тем, что проделывала Эмери, как и все остальные. Странно, что никого не посетила подобная догадка.

Однако время размышлять пришло для Эмери позже. Тогда же, осознавая свой полный триумф, она взяла Лекса за руку, встала с ним рядом и произнесла, движимая внезапным вдохновением:

— Итак, леди и джентльмены, мы с Лексом официально объявляем о своей помолвке! Благодарим вас за то, что нашли время прийти сюда и разделить с нами праздник! — Последнее являлось чистой импровизацией. Репетируя дома свою роль, Эмери не ожидала, что все сложится так удачно. Но, оседлав, подобно любителю серфинга, волну удачи, она лихо понеслась на пенном гребне, решив максимально использовать предоставленный судьбой шанс. — Мы с Лексом навсегда запомним день, когда стали женихом и невестой, — блеснув ослепительной улыбкой, добавила Эмери. Затем повернулась к Лексу и заглянула в его удивленные зеленовато-серые глаза. — Или ты сам хотел сказать это, дорогой?

6

— А, вот ты где!

Вздрогнув от неожиданности, Эмери повернула голову и увидела стоящего на тропинке Лекса. На нее смотрели те самые зеленовато-серые глаза, которые она только что видела в своем воображении. На этот раз в них присутствовал оттенок лукавой улыбки.

Эмери поспешно опустила ресницы, не желая показывать ему свое состояние. Она порядком разволновалась, вспоминая события годичной давности. Но ей пришлось тут же вновь поднять глаза — потому что рядом раздался шорох, — и, к своему ужасу, она обнаружила, что Лекс опустился рядом с ней на скамейку.

Он совсем рядом! — панически промчалось в ее мозгу. Эмери захотелось отодвинуться. Но стоило ей представить усмешку, которая появится на губах Лекса, когда она начнет ерзать по скамейке, как это желание сразу пропало.

Не успела Эмери подумать об этом, как Лекс преспокойно положил руку на спинку скамейки.

— Далековато ты забрела, — заметил он, оглядывая окутанные нежными сумерками кусты и розоватое небо, в котором плыла луна, пока еще молочно-белая, а не золотая. — Означает ли это, что твоя нога постепенно приходит в норму?

Эмери сидела как на иголках и думала лишь об одном: что Лекс почти обнимает ее. Нарочно он это сделал или его жест машинален? Скорее всего, второе, потому что он не напрасно обмолвился фразой в том духе, что, мол, не воображай ничего такого, я не для того сюда приехал, чтобы повторить маленькое приключение — так он назвал их единственную сказочную ночь.

— Эмери? — произнес он, чуть наклоняясь вперед, чтобы заглянуть ей в лицо.

Она и сама понимала, что пауза затянулась.

— Э-э… нет. То есть да, нога приходит в норму, только очень медленно. Ступать на нее еще больно, а отек как будто и не думает спадать.

— Тогда зачем же ты отправилась так далеко, ведь в маленьком дворике за замком есть прекрасные скамейки? — Лекс пошевелился и оказался еще ближе к Эмери.

Она мгновенно напряглась. Собственно, она и без того была как натянутая струна, но сейчас ее нервы, казалось, зазвенели. И зачем он только пришел сюда?!

И сразу же, будто только того и дожидаясь, Лекс прикоснулся коленом к ее бедру.

Эмери вздрогнула. Затем замерла, чувствуя, как под кружевами бюстгальтера — ее собственной разработки, с застежкой спереди, под названием «Аннет» — сжимаются в горошины соски. Что он делает?! — вспыхнуло в ее голове.

— Дрожишь? — участливо спросил Лекс. — Впрочем, уже довольно прохладно. Давай-ка я тебя… — Не договорив, он обнял Эмери за плечи, притянув к себе. — Вот так будет лучше. Сейчас согреешься.

Эмери бросило в жар. Только этого недоставало! Она и так сидит как на раскаленной сковороде, пытаясь скрыть волнение, а тут еще это!

— Зачем?.. Не нужно… — сбивчиво вырвалось у нее.

Однако Лекс демонстрировал завидное непонимание ситуации.

— Брось, не стесняйся, что тут особенного… Так ты не ответила на мой вопрос. Что заставило тебя отправиться сюда?

Надо срочно затронуть какую-нибудь нейтральную тему, это поможет мне отвлечься от происходящего, подумала она.

— Что заставило отправиться?.. Ваше с Айки присутствие в замке!

— Ах вон оно что… — протянул Лекс.

— По-моему, это понятно и без объяснений! — запальчиво произнесла Эмери, изо всех сил стараясь заставить себя рассердиться. К сожалению, у нее мало что получалось, над ней довлели ощущения. — Двое братьев Сеймур — это уже слишком, — продолжила она. Потом подумала, что без Лекса ей все-таки пришлось бы туго, и добавила ворчливо, не желая быть неблагодарной: — Пока здесь находился ты один, было еще ничего…

— Благодарю, — усмехнулся Лекс.

Она нахмурилась.

— Но Айки здесь нечего делать!

— Я его сюда не приглашал, — невозмутимо двинул плечом Лекс.

Эмери мрачно покосилась на него.

— Но ты мог бы отправить парня домой.

Лекс на миг сжал ее плечи крепче.

— Вообще-то мог бы, конечно.

— Так почему не сделал этого? — спросила она, стараясь не обращать внимания на его действия. Напрасный труд: в глубине ее тела уже возникла и покатила во всех направлениях волна сладостной истомы.

Прежде чем ответить, Лекс вздохнул.

— Ведь ты прекрасно знаешь, что Айки смотрит на меня в некотором роде, как на отца.

Разумеется, Эмери была прекрасно осведомлена об этом.

— Вот и замечательно, тем проще тебе повлиять на него, — обронила она, стараясь исключить из голоса предательскую дрожь.

Но Лекс медленно покачал головой.

— Не все так просто, как кажется на первый взгляд. С некоторых пор я начал подозревать, что Айки опасается, как бы я не женился. Потому-то он и примчался сюда. Тем более узнав, что я нахожусь здесь не просто с женщиной, а с тобой, которую он…

— …Ненавидит. Знаю, — хмуро кивнула Эмери. Затем сумрачно усмехнулась. — Только в случае со мной у Айки не может быть причин для беспокойства: уж на мне-то ты точно не женишься! — Она сказала это и затаила дыхание, ожидая реакции Лекса.

Однако тот не услышал — или сделал вид, что не услышал, — ее последних слов. Впрочем, какая разница? Эмери одинаково больно задевало и то и другое.

— Раньше я полагал, что Айки просто ревнует меня к моим женщинам, — невозмутимо продолжил Лекс. — А сейчас у меня есть все основания думать, что идеальным вариантом для него было бы, если бы я вообще не женился. — Несколько мгновений он задумчиво смотрел на кусты сирени, прежде чем добавить: — Правда, в свое время, узнав, что я собрался жениться на Селии, Айки как будто даже обрадовался. А сейчас… Не понимаю я, что у него в голове…

«К моим женщинам» , с горечью повторила про себя Эмери ненавистные слова. Значит, расставшись с Селией, Лекс пустился во все тяжкие.

До нее доходили подобные слухи, но она не знала, стоит ли им верить. Правда, в газетах тоже появлялись сведения о том, когда и с кем видели Лекса Сеймура. Однако кому, как не Эмери — Диззи Эмери, — знать тягу репортеров к преувеличению и так называемым жареным фактам?

И вот сейчас Лекс сам косвенно подтвердил то, во что ей так не хотелось верить!

Однако она постаралась не давать воли ревности. Бодро тряхнув роскошными темными локонами, она произнесла:

— Конечно, Айки обрадовался тогда! В его положении это было лучшее, на что он мог надеяться.

Лекс быстро посмотрел на нее.

— О чем это ты?

Их взгляды встретились. И снова у Эмери возникло ощущение, будто ее пронзило молнией. Даже в прежние времена ей нелегко давался прямой зрительный контакт с Лексом. Теперь же, после пламенной ночи, со стороны Эмери наполненной давней любовью, а со стороны Лекса внезапной страстью, ей и вовсе стало трудно выдерживать его взгляд.

В конце концов Эмери опустила глаза. Но не только из-за пристального внимания, с которым смотрел на нее Лекс. Ей пришло в голову, что, возможно, напрасно она решила поддержать разговор об Айки.

— Так, ни о чем… Не обращай внимания.

Однако Лекс уже заинтересовался оброненными ею фразами.

— Э нет, дорогая моя! — воскликнул он, не просто сжав ее плечи, но и слегка тряхнув. — Выкладывай, что знаешь, если уж начала!

По телу Эмери прокатилась очередная волна трепетной дрожи. Скрывать чувственное волнение с каждой минутой становилось все труднее. Эмери разрывали на части два противоречивых желания — с одной стороны, немедленно встать и уйти, а с другой — смириться с происходящим, позволить Лексу сжимать ее так крепко, как только ему захочется.

Усилием воли она подавила оба этих желания.

— Я знаю лишь то, что и так многим известно и чего не заметить мог только слепой. — Или ослепленный любовью, добавила Эмери про себя.

— Очевидно, меня ты относишь к числу незрячих, — усмехнулся Лекс. — Так расскажи мне, пожалуйста, о том, чего я не разглядел.

— Если ты настаиваешь… — неохотно произнесла она. И умолкла, потому что ей все-таки не очень хотелось развивать дальше тему отношения Айки к Селии.

Немного выждав, Лекс вновь наклонился к ней.

— Ну?

— Хорошо… — вздохнула Эмери. — Вероятно, тебе покажется странным, но ты и твой младший брат Айки были влюблены в. одну и ту же девушку.

В глазах Лекса промелькнуло недоверчивое выражение.

— Что? Айки был влюблен в Селию?

Эмери невесело рассмеялась.

— Ну вот, как я и говорила, ты ничего не замечал. Да, был влюблен и, наверное, по-своему радовался тому, что Селия станет твоей женой и у него появится возможность видеться с ней чаще. Ведь Селия и Айки стали бы родственниками.

Некоторое время Лекс молчал, обдумывая новую для него информацию. Потом протянул:

— М-да… если так, тогда понятно, почему Айки спокойно воспринял мое намерение вступить в брак в одном случае и выражал явное беспокойство, узнавая о других моих связях.

Рада, что ты хоть что-то понял, с мрачной внутренней усмешкой подумала Эмери.

Наступило долгое молчание. Лекс по-прежнему обнимал Эмери, словно забыв руку на ее плечах. Она даже представила себе на минуту, как чудесно было бы, если бы между ними не существовало нынешних недоразумений и противоречий, а, напротив, царило бы полное взаимопонимание. Как хорошо было бы тогда сидеть вот так, в обнимку, прижавшись друг к другу, и любоваться тем, как сад медленно погружается в сумерки.

Сердце Эмери сладко сжалось от этого заманчивого образа, и она почти окончательно размякла, ощущая рядом большое сильное тело человека, которого любит больше всего на свете.

В этот момент Лекс негромко произнес, не поворачивая головы:

— Не откроешь заодно еще один секрет: почему ты это сделала?

— Мм? — вяло откликнулась Эмери.

— Разрушила мой брак с Селией, — все так же спокойно пояснил он.

Благостное состояние расслабленности мигом слетело с нее. Она попыталась выпрямиться, однако Лекс, по-видимому предвидя подобную реакцию, был начеку. Крепче прежнего стиснув плечи Эмери, он помешал ей отстраниться. В конце концов, поняв, что сопротивление бессмысленно, она вновь откинулась на спинку скамейки.

— Ну? — взглянул на нее Лекс. — Открой наконец секрет своего странного поступка. По-моему, как человек, пострадавший от твоих действий, я имею право все знать.

После опасения обнаружить перед Лексом свои истинные чувства Эмери больше всего боялась подобного вопроса. Дело в том, что у нее до сих пор не был придуман приемлемый ответ. Сказать правду не представлялось возможным, а все варианты прочих версий казались малоубедительными. Тем временем Лекс ждал.

— Я… э-э…

— Да? — поощрительно произнес Лекс.

Она разглядывала свой самодельный костыль так внимательно, будто на нем с минуты на минуту должны были распуститься розы. Лекс тоже посмотрел на сучковатую палку, потом перевел взгляд на Эмери. Разумеется, она знала, что он на нее смотрит, и понемногу начала краснеть, молясь про себя, чтобы в сумерках этого не было заметно. Ее мозг лихорадочно работал, ища, что бы ответить Лексу, но ответа не находилось.

— Молчишь?

Эмери не издала ни звука, по-прежнему избегая смотреть на него.

— Ну и молчи. Я сам все прекрасно понимаю.

Эмери испуганно вскинула ресницы и уставилась в зеленовато-серые глаза Лекса, словно пытаясь проникнуть в его мысли. Одновременно в голове у нее панически вспыхнуло: что он хочет этим сказать? Неужели действительно догадался, что я его люблю.

— Все дело в Селии, верно? Насколько я понимаю, ты давно точила на нее зуб. — Он вздохнул. — Что ж, дело известное… Сводные сестры или братья часто не ладят между собой. — Вероятно, заметив в глазах Эмери странное выражение, Лекс вновь усмехнулся. — Ладно, не смущайся. Не ты первая, не ты последняя. Подобных случаев не счесть. Правда, не все сводные сестры выкидывают такие коленца, так что в некотором роде твой случай уникален. Признаться, до того момента я даже не подозревал, что ты ненавидишь Селию. Причем так сильно… — Он удивленно покачал головой.

Эмери сидела тихо как мышка и не верила собственным ушам: задав самый трудный для нее вопрос, Лекс сам же на него и ответил! Она даже мечтать не могла о Подобной удаче.

И все-таки нужно что-то сказать, промелькнуло в ее мозгу.

— Не тебе упрекать меня в ненависти, — сдержанно заметила она. — Ты сам ненавидишь меня. И ты, и Айки, и Джоан…

— Относительно Айки не знаю, а я уже не питаю к тебе прежних негативных чувств. Хотя поначалу… О, ты не представляешь, как я тебя возненавидел! Все мои планы, мечты, любовь рухнули в одночасье. Это было хуже… не знаю чего… смерти, наверное. Я рвал и метал. Поставь себя на мое место. Ты живешь, о чем-то думаешь, вынашиваешь идеи, строишь планы на будущее, представляешь себя в нем, таком уютном, выстроенном по твоему проекту. И вдруг совершенно неожиданно появляется некто и одним точным ударом разносит все к дьяволу. Главное, кто?! Человек, которого ты знаешь много лет и считаешь своим другом! — Он на мгновение умолк, пристально всматриваясь в глаза Эмери. — Ведь ты была для меня другом, понимаешь?

Она отвела взгляд. Именно другом. А не возлюбленной…

— Поэтому ничего удивительного, что я возненавидел тебя. В первые дни после того шоу, которое ты устроила во время нашей с Селией помолвки, я готов был крушить все, что попадется под руку. В частности, разбил телефонный аппарат, после того как Селия отказалась не только увидеться, но даже поговорить со мной. Меня взбесило, что она поверила твоему спектаклю, не пожелав даже выслушать меня. Это представлялось мне верхом несправедливости. Конечно, Селия пребывала в уверенности, что все последнее время я нагло лгал и изменял ей с ее же собственной сестрой. И головой я понимал ее, потому что сам находился в подобном состоянии, хоть и с несколько смещенными акцентами, если уместно так выразиться. Но неужели она не видела моей любви — по моим глазам, ласкам, поступкам? Ведь если бы я не любил Селию, рано или поздно это проявилось бы. Невозможно долго изображать любовь. Если ее нет, это очень скоро выясняется. А ведь наши с Селией отношения продолжались не год и даже не два. Тем не менее она почему-то с ходу поверила в твою авантюру.

Сама того не замечая, Эмери чуть пригнула голову: слова Лекса падали на нее как удары. Она едва ли не впервые представила себя на его месте — малоприятное ощущение.

Тем временем он продолжал:

— Я не понимал, почему Селия так поступила, и это бесило меня. Но ее я почти не винил. Истинная виновница всего этого кошмара была мне прекрасно известна. Твое счастье, что ты тогда укатила на какой-то показ мод… В Мадрид, если не ошибаюсь?

— В Барселону, — почти шепотом поправила его Эмери, избегая смотреть ему в глаза.

— Вот-вот… Иначе не знаю, что бы я с тобой сделал! — Лекс в очередной раз стиснул ее плечи. — Но именно тогда я поклялся себе уничтожить тебя. Не физически, разумеется.

Разумеется! — хмуро усмехнулась про себя Эмери. Ты не из тех, кто занимается подобными вещами. Ты оставил меня в живых. Но что это за жизнь!

— И, когда немного остыл, взялся за осуществление задуманного, — сказал Лекс. — Примерно в это же время я и сообразил, что ты тоже исходишь тайной ненавистью. К Селии. До того я как-то не особенно задумывался над тем, что вы сводные сестры, а когда вспомнил, какая между вами существует родственная связь — по сути, никакой, особенно после смерти Ральфа, — все сразу стало на свои места. Мало того что Селия тебе не родная сестра, так еще и младшая, то есть ей, как часто бывает, уделялось больше внимания. К тому же Селия красивее тебя.

Благодарю, вновь мрачно усмехнулась про себя Эмери.

Однако Лекс тут же добавил, будто почувствовав, что последней фразы произносить не следовало:

— Впрочем, это дело вкуса. Наверняка многие считают тебя красивее.

Только не ты, подумала Эмери, продолжая безмолвный диалог.

Лекс неожиданно усмехнулся.

— Кстати, когда в день помолвки ты внезапно появилась передо мной, вся в белом, с какими-то развевающимися деталями одежды и словно летящими по воздуху темными кудрями, я вдруг подумал: какая Эмери красивая!

Она быстро взглянула на него, пытаясь понять, действительно тогда в его голове возникла такая мысль или он это придумал сейчас, на ходу. Ей так хотелось поверить, что Лекс говорит правду, но…

Впрочем, если судить по улыбающимся тихо и доброжелательно, а не иронично — как чаще всего случалось — глазам, очень даже может быть, что Лекс не лукавит.

— Благодарю. — На сей раз Эмери произнесла это слово вслух.

Он едва заметно склонил голову.

— Не стоит благодарности. — Его взгляд скользнул по выпуклостям ее груди, обтянутой черной майкой с ярко-бирюзовой надписью «Диззи Эмери». Когда грудь вздымалась, казалось, буквы мерцают, будто их что-то подсвечивает изнутри.

Не успела Эмери застыть под воздействием этого взгляда, как он переместился на ее стройные загорелые ноги — благо их ничто не скрывало, потому что она с утра ходила в шортах.

— Но то был не единственный раз, когда я заметил твою красоту, — продолжил Лекс.

— В самом деле? — пробормотала Эмери, лишь бы что-то сказать. Ее щеки вновь залил румянец смущения.

Лекс медленно кивнул.

— Когда мы с тобой оказались в постели…

Не ожидавшая подобного поворота разговора, Эмери вздрогнула.

И, вероятно, Лекс почувствовал это — да и немудрено, ведь они сидели в обнимку, — потому что, прежде чем продолжить, выдержал многозначительную паузу.

— …и я увидел твою наготу…

— Это получилось совершенно случайно! — чуть громче, чем следовало, воскликнула Эмери, не выдержав напряжения.

Уголки его губ приподнялись в понимающей улыбке.

— Кто ж спорит… Я тоже не планировал ничего такого, уж поверь. Но мы оба были так взбудоражены неожиданным свиданием и произошедшей между нами стычкой… И к тому же это растяжение на твоей ноге…

О котором я напрочь забыла, оказавшись распластанной под тобой на кровати! Мозг Эмери после слов Лекса мгновенно наполнился множеством пламенных образов. И вновь, в который уже раз за нынешний вечер, ее бросило в жар.

Лекс ощутил и это.

— А ты как будто согрелась, — удовлетворенно заметил он.

Трепещущая от прилива чувственности Эмери нашла эту фразу издевательской. Однако ей все-таки удалось собрать силы, чтобы произнести:

— Странно, что, будучи ослепленным ненавистью, ты вообще рассмотрел во мне женщину! — К ее удивлению, у нее даже не дрожал голос. — Не говоря уже обо всем остальном…

Лекс ухмыльнулся.

— Верно подмечено. Сам не пойму, как вышло, что мы вдруг ни с того ни с сего занялись сексом. Только что ругались на чем свет стоит, потом ты рыдала, подвернув ногу на лестнице моего банка, потом…

— Ничего я не рыдала, — буркнула Эмери. — Так, поплакала немножко, и все.

— Так или иначе, но никаких предпосылок для того, чтобы улечься в постель, у нас не было. Ведь если учесть всю предшествовавшую историю, дальнейшее становится просто загадочным, верно?

Это ты мне говоришь? — усмехнулась про себя Эмери. Той, которая несколько долгих лет таила от всех любовь к тебе? Нет, дорогой, для меня здесь нет ничего загадочного. Не было бы и для тебя, если бы ты обладал способностью видеть хоть чуточку дальше собственного носа!

Разумеется, произнести подобное вслух она не могла, поэтому лишь проворчала:

— Да, наверное…

— Брось, не смущайся, — ободряюще улыбнулся Лекс. — Думаю, у тебя и прежде такое бывало. Мне все это понятно. Почему-то считается, что в интимной сфере только мужчины действуют импульсивно, повинуясь желаниям, а я не раз сталкивался с той же моделью поведения у женщин.

— Думай что хочешь, — не выдержала Эмери. — Но у меня прежде никогда не было, чтобы, поругавшись с кем-то, я тут же отправилась с ним в постель.

Лекс весело рассмеялся.

— Ты часто ругаешься с окружающими?

— Нет, только с тобой! — Она нетерпеливо пошевелилась, будто намереваясь встать, однако Лекс и на этот раз проявил бдительность. В результате Эмери осталась сидеть.

— Твои слова подтверждают мнение Джоан, — негромко обронил он.

Сердито сопя, Эмери окинула его взглядом.

— Какое еще мнение?

Глаза Лекса блеснули в сумерках.

— Видишь ли, Джоан полагает, что твоя выходка во время того приема произошла не случайно. Что тут замешаны чувства.

7

Эмери похолодела. Ох уж эта Джоан со своей проницательностью! Не только смекнула что к чему, но и поделилась своими соображениями с Лексом. Занималась бы лучше своей благотворительностью…

— Какие еще чувства? — натянуто улыбнулась она. — Мою ненависть к сводной сестре ты называешь чувствами?

— Нет, по мнению Джоан, это здесь ни при чем.

— А что же?

Внимательно глядя на нее, Лекс произнес:

— Джоан почти уверена, что ты неравнодушна ко мне.

— Ха-ха-ха! — Смех у Эмери получился каким-то деревянным. Она и сама почувствовала это, но тут уж ничего не поделаешь. Ее поразило, как близко Джоан подобралась к истине. А я радуюсь, что Лекс сам нашел ответ на мучительный для меня вопрос! — промелькнуло в ее голове. Между тем он почти знает правду. Кошмар… Что же ему сказать?

Но Лекс выручил ее и на этот раз.

— Я примерно так же рассмеялся, когда Джоан высказала подобное предположение. Оно показалось мне абсолютно беспочвенным. — Он вновь попытался заглянуть Эмери в глаза, однако та сделала все от нее зависящее, чтобы его намерение не осуществилось. — Я рассуждал так, что если бы ты действительно питала ко мне какие-то эмоции, то поговорила бы со мной.

Эмери усмехнулась. Как будто это так просто, взять и обсудить животрепещущую тему с любимым человеком, который к тому же не испытывает ответных чувств. Ведь это не деловая беседа. Представляю себе подобный разговор! «Должна сообщить следующее, Лекс: я тебя люблю». — «В самом деле? Что ж, придется устроить консультацию по поводу того, как выходить из этой кризисной ситуации». Очень весело. Эмери покосилась на Лекса.

— Верно? — сказал тот.

— Конечно, — сдержанно ответила она, удивляясь про себя, какие порой мужчины бывают глупые.

— Нечто подобное я сказал и Джоан.

В глазах Эмери промелькнуло искреннее любопытство.

— Вот как? И что она?

— Рассмеялась, примерно как ты сейчас.

Ясное дело! Джоан женщина, поэтому сразу видит то, что мужчине требуется объяснять. Однако, судя по тому, что говорил Лекс, Джоан не стала утруждать себя объяснениями. К счастью для меня. Иначе мне сейчас пришлось бы совсем худо.

— Кроме того, у меня есть еще один аргумент, — добавил Лекс.

— В самом деле? — осторожно произнесла Эмери, пытаясь понять, в каком направлении пошли его мысли.

Лекс кивнул.

— И, на мой взгляд, этот аргумент железный.

— Интригующее заявление. — Она изобразила усмешку, в то время как сердце тревожно сжалось. — В чем же он заключается?

Лекс двинул плечом.

— Ты не можешь быть… э-э… неравнодушна ко мне в том смысле, который подразумевает Джоан. Это просто нонсенс.

— Да-а? — протянула Эмери таким тоном, будто речь шла не о ней, а о ком-то другом.

— Конечно. Женщина, которую лишили всего, чем она владела, при этом практически уничтожив как успешного бизнесмена, не может любить человека, сделавшего это.

— Убийственная логика! — вырвалось у Эмери с оттенком восхищения. В самом деле, подобной уверенности можно было лишь позавидовать. Ох, если бы действительно все было так просто, подумала она, подавив вздох.

К сожалению, несмотря на все преследования, которые Эмери претерпела со стороны Лекса, любовь по-прежнему оставалась в ее сердце и не было никакой надежды ее изжить. За минувшие годы Эмери порядком устала от своих неразделенных чувств. Временами ее охватывала тоска — отнюдь не по утраченному благосостоянию, хотя, конечно, ей жаль было своих трудов. Однако беспросветность в плане отношений с самым дорогим человеком на свете очень угнетала ее. Эмери подняла глаза и вздрогнула, увидев, что Лекс вновь внимательно вглядывается в ее лицо.

— Что? — настороженно спросила она.

— Нет, ничего… Но мне почудилась ирония в твоих словах.

— Ну не знаю… — протянула Эмери. — Вероятно, у тебя разыгралось воображение.

— Может быть, может быть, — медленно произнес Лекс. — Только…

— Что? — Она внутренне напряглась.

Он чуть помедлил, прежде чем произнести:

— Просто я вдруг подумал: если бы ты впрямь пылала ко мне ненавистью, то вряд ли легла бы со мной в постель, а? — Заметив, что Эмери собирается что-то сказать, он сделал предупреждающий жест. — Постой, дай договорить. Я ведь тоже перестал ненавидеть тебя именно в тот день… или, вернее, вечер, переходящий в ночь. Потому что днем мои эмоции по отношению к тебе еще были прежними. Вечер же стал рубежом, после которого в моей душе угас очаг ненависти. — Неожиданно Лекс рассмеялся. — Кажется, я злоупотребляю поэтическими метафорами! Признаться, прежде за собой такого не замечал…

— Ничего, я не возражаю, — произнесла Эмери.

— Значит, я угадал? Ты действительно больше не ненавидишь меня?

В этом вопросе она усмотрела для себя скрытую угрозу. И вообще, ей показалось очень подозрительным желание Лекса докопаться до ее истинных чувств.

— Нет, ненавижу! — Выпалив два коротких слова, Эмери сама поморщилась от наигранности собственной интонации. А также от поспешности, делавшей ответ комичным.

Неудивительно, что Лекса разобрал новый приступ смеха. Отсмеявшись, он неожиданно наклонился и легонько поцеловал Эмери в щеку.

— Замечательно! Сейчас ты похожа на себя прежнюю, ту, которую я хорошо знал.

Этот будто нечаянный поцелуй почему-то очень взволновал Эмери. Возможно, своей естественностью. Или искренностью. Как бы то ни было, он затронул некие потаенные струны в ее душе, которые до сих пор молчали. Сейчас они запели — едва различимо, — но даже этого оказалось достаточно, чтобы Эмери почувствовала, что ее сердце будто наполняется светом. Это было очень приятное ощущение.

— Честно говоря, я не ожидал, что после всего случившегося между нами когда-нибудь установятся нормальные отношения, — негромко произнес Лекс. Впрочем, он тут же поправился: — Конечно, «нормальные» чересчур сильно сказано, но хотя бы подобие таковых.

После этих слов благостное душевное состояние Эмери потихоньку начало улетучиваться.

— Зачем тебе нужно, чтобы между нами были нормальные отношения? — суховато спросила она. — Чтобы предаваться воспоминаниям о старых добрых временах?

— Ну хотя бы… Но и еще кое для чего.

Эмери вопросительно вскинула бровь, глядя на Лекса снизу вверх.

— Мне хочется продолжить то, что произошло между нами вышеупомянутой ночью, — спокойно сказал он.

У Эмери пересохло во рту. Машинально проведя зыком по губам, она чуть отодвинулась от Лекса, чтобы лучше видеть его лицо.

— Продолжить? — В ее голосе явственно слышалась растерянность. — Зачем?

Вероятно, в другое время она сочла бы этот вопрос дурацким, но ей действительно необходимо было выяснить, что скрывается за оброненной Лексом фразой.

— Зачем? — Очень медленно, глядя прямо Эмери в глаза, он наклонился к ее лицу. — Ведь ты сама это прекрасно знаешь, не так ли? — В следующую минуту он притянул Эмери к себе и прильнул к ее губам.

Она попыталась было вновь отстраниться, но на этот раз Лекс не позволил ей этого. А потом… потом ей уже и самой не захотелось отодвигаться. Охваченная волной трепета, более ощутимой, чем все предыдущие, Эмери приоткрыла губы, и Лекс сразу же, словно опасаясь, как бы она не передумала, скользнул меж них языком. Стоило Эмери почувствовать это горячее влажное проникновение, как ее немедленно бросило в жар и она сама потянулась к Лексу, не в силах справиться с собой. Растворяясь в сладостной неге, Эмери обвила руками шею Лекса. Затем услышала сдавленный стон… и не сразу поняла, что он принадлежит ей самой.

В какой-то момент она почувствовала, как ладонь Лекса скользнула по ее спине вниз, затем изменила направление движения и оказалась на груди. Он легонько сжал полную упругую выпуклость, и Эмери тут же пронзил острый импульс наслаждения. Но не успела она непроизвольно выгнуться, как вдруг крупно вздрогнула всем телом от мелодичного, но неожиданного и потому неприятного звука.

— Дьявол! — в сердцах выругался Лекс, тоже застигнутый врасплох. — Вечно некстати…

Только когда он полез в карман джинсов, охваченная пламенем страсти Эмери сообразила, что поцелуй был прерван звонком мобильника.

— Да! — резко произнес Лекс, поднеся трубку к уху.

Тон его голоса помог Эмери выйти из состояния сладостного оцепенения. Опомнившись, она встала, оттолкнувшись от скамейки одной рукой, а другой — опершись на палку, и поспешно заковыляла прочь по углублявшейся в сад, в направлении замка тропинке.

— Разговор еще не окончен! — крикнул ей вслед Лекс. — У меня есть для тебя предложение. — Затем уже другим тоном и гораздо тише он произнес: — Конечно, не тебе… Я тут беседовал с другим человеком. Что? Нет уж, не нужно перезванивать. Говори, что собирался сказать…

Дальше Эмери не прислушивалась. Не оглядываясь, она хромала по тропинке, думая только об одном: как бы поскорее очутиться в своей комнате и запереть дверь на ключ.

Медленно поднимаясь по лестнице на второй этаж, она услышала еще один неприятный звук — рев мотоциклетного двигателя на ведущей к замку дороге.

Айки все-таки возвращался.

Большую часть ночи Эмери провела, ворочаясь в постели с боку на бок.

Почти вся немногочисленная мебель была приобретена вместе с замком и прибыла из Шотландии. Эмери не знала, каким годом датировалась кровать с украшенным сложной резьбой изголовьем, на которой ей приходилось спать, но она скрипела от малейшего движения. Казалось, звуки рассохшегося дерева разносятся в ночной тишине по всему замку.

И все же не ворочаться было невозможно. Поцелуй Лекса настолько взбудоражил Эмери, что она до сих пор пылала. Ее кожа словно горела огнем. Даже принятый перед сном «душ» не умерил этого жара. Он лишь вызвал появление на теле пупырышков, но ненадолго. Еще когда Эмери вытиралась единственным оставленным ей судебными исполнителями махровым полотенцем, те исчезли.

Она ложилась в постель в надежде, что льняные простыни примут излишки температуры, но не тут-то было. Их прохлада лишь подчеркнула жар бушующего в ее теле пламени.

Тем не менее, улегшись на спину и натянув до подбородка простыню, Эмери закрыла глаза и попыталась уснуть. Через несколько минут она повернулась на бок и повторила попытку. Потом повернулась на другой бок… Так началось беспрерывное мучительное верчение.

Проблема заключалась в том, что в какой бы позе Эмери ни находилась, она, словно наяву, ощущала недавние прикосновения Лекса.

Взять хотя бы ее плечи. Рука Лекса как будто до сих пор обнимала их. Это было самое устойчивое ощущение, потому что объятия длились все время, пока Лекс сидел рядом на скамейке.

Затем, конечно, бедро, до которого он то и дело дотрагивался коленом, а потом прижался во всю длину собственным бедром.

Губы, все еще хранившие вкус поцелуя.

И едва ли не самое острое ощущение — ладонь Лекса на ее груди.

Соски Эмери как сжались там, на садовой скамейке, так и застыли в подобном состоянии. И от них во все стороны бежали цепочки чувственных импульсов, которые, достигнув тайных глубин, порождали сладостные волны тепла.

Уснуть, испытывая всю эту гамму ощущений, было абсолютно невозможно. Кроме того, к ним примешивалось ощущение близкого присутствия Лекса. Ведь он находился где-то рядом, вероятно в своей спальне, а возможно, беседовал с Айки или помогал тому выбрать комнату и устроиться в ней.

Осознание того, что практически в любой момент она может увидеть Лекса, волновало воображение. И хотя Эмери ни при каких обстоятельствах не позвала бы его к себе, сам факт подобной возможности очень сильно действовал на нее.

Ко всему прочему Эмери растревожила беседа, состоявшаяся между ними в саду. Она не ожидала, что Лекс так близок к разгадке истории, случившейся во время того злополучного приема.

А вдруг все эти рассуждения по поводу ненависти, которой я якобы пылаю — или пылала — к Лексу, несут лишь отвлекающий характер, а на самом деле он давно знает о моей любви к нему? Эта мысль не покидала, Эмери все время, пока она бодрствовала. Перед ее внутренним взором непрерывной чередой плыли образы из не такого уж далекого — протяженностью в год прошлого. Она вспоминала и проведенную с Лексом, наполненную безумной страстью ночь, и предшествовавшие ей события.

Эмери не знала, что Лекс поклялся отомстить ей.

Расстроив его помолвку с Селией, она следующим же утром вылетела в Барселону, чтобы присутствовать на показе собственных моделей одежды.

Так уж вышло, что Джоан устроила прием по поводу объявления помолвки Лекса и Селии в субботу, а на воскресенье была назначена — за три месяца до того — демонстрация мод в Испании, проигнорировать которую Эмери не могла. Собственно, без нее показ осенне-зимней коллекции вообще не состоялся бы.

Строго говоря, она должна была отправиться в Барселону в субботу, однако узнав о готовящейся церемонии, велела своему секретарю заказать билеты на следующий день.

Показ прошел очень успешно, многие критики дали лестные отзывы об увиденных на подиуме моделях пальто, курток и обуви. Особенно понравилась всем коллекция элегантных шубок из искусственного меха — Эмери являлась участницей международного движения в защиту животных.

Через несколько дней она вылетела в Нью-Йорк, где ее тоже ожидали кое-какие дела.

Разумеется, на душе у нее было неспокойно, хотя из своих источников она знала, что «взрыв бомбы», устроенный ею в доме Джоан, был успешно локализован. История хоть и попала на страницы газет, но лишь местных, и особого резонанса не вызвала. Друзья и знакомые некоторое время посудачили и успокоились. Разговоры довольно быстро улеглись. А прочим не было особого дела до чьей-то расстроенной помолвки.

Спустя некоторое время, все еще находясь в Нью-Йорке, Эмери поздравила себя с успехом: как бы там ни было, а главной цели она достигла — брак Лекса и Селии расстроился. Дальше этого ее планы пока не распространялись. Собственно, она вообще плохо представляла себе, что делать дальше. В мечтах ей виделась собственная свадьба с Лексом, но, как этого добиться, она не знала.

Едва ли не впервые Эмери подумала о том, что своими лихими действиями разрушила всякую надежду на сближение с Лексом — в том смысле, который подразумевала она. Однако вскоре ей пришлось оставить до поры невеселые размышления и заняться другими делами.

Двумя месяцами позже у нее начались неприятности.

К тому времени она вернулась в Огасту, где продолжала жить как обычно, лишь избегая пока появляться на разного рода общественных мероприятиях. Весь этот период был у нее посвящен работе. Она успела разработать концепцию моделей весенне-летнего сезона. Кроме того, у нее родилась идея создать серию свадебных платьев под рабочим названием «Невеста», и она даже набросала несколько эскизов. Словом, время, прошедшее в Огасте по возвращении из последних поездок, Эмери провела весьма плодотворно.

Тем удивительнее показались ей некоторые начавшиеся вокруг нее разговоры.

Первым тревожным звонком стала телефонная беседа с давней, еще со школьных лет, подругой, которая, выйдя замуж, переехала в Хьюстон. В девичестве ее звали Джейн Питерсон.

Джейн сама позвонила Эмери, и та очень обрадовалась, так как последний раз они беседовали чуть ли не год назад. Поначалу как всегда справились о здоровье друг друга, потом обменялись новостями, посплетничали немного об общих знакомых. Затем Джейн спросила:

— Ну а как восприняли твою последнюю коллекцию моделей зимней одежды? Я мельком видела тебя по телевизору, но, кроме того, что показ происходил в Барселоне, ничего не знаю.

— О, все было просто замечательно, — не без некоторого оттенка самодовольства улыбнулась Эмери. — Моя коллекция имела успех. Отзывы очень хорошие. У меня появилось два новых заказчика из числа швейных фирм.

— Два? — повторила Джейн. — Но ты не расстраивайся. В следующий раз их наверняка будет больше.

Услышав это, Эмери на миг удивленно замерла, потом рассмеялась.

— Что ты! Два новых заказчика — это очень хорошо!

Повисла небольшая пауза, затем Джейн произнесла:

— Возможно… Я в этом не разбираюсь, но мне казалось… Впрочем, тебе виднее.

— Ты думаешь, что две фирмы, захотевшие со мной сотрудничать, это мало? — терпеливо спросила Эмери. — Поверь, даже одной было бы достаточно.

Она не поняла, показалось ей или в трубке впрямь прошелестел сокрушенный вздох. Но тут же раздался голос Джейн:

— Я ведь не спорю. Просто хотела сказать, что в следующий раз тебе обязательно повезет больше.

Эмери усмехнулась. Конечно, Джейн ничего не смыслит в модельном бизнесе, потому и взялась утешать ее.

— Спасибо, что ты заботишься обо мне. Только не переживай, это ни к чему.

Джейн тихонько рассмеялась.

— Не буду. Ну а чем ты занимаешься сейчас?

— О, я уже с головой погрузилась в новую работу, — с воодушевлением произнесла Эмери.

— Как! Ведь у тебя только что закончилась демонстрация моделей в Барселоне?

— Верно. Но в том деле, которым я занимаюсь — впрочем, как, наверное, в любом другом, — главное не делать больших перерывов. Отдохнешь денек-другой, потом наберешь полную грудь воздуха и ныряешь в новый проект. Иначе никак нельзя.

— Почему? — удивленно спросила Джейн.

— Потому что в противном случае теряется темп. А это грозит длительным перерывом в работе, ведь заново раскачиваться гораздо труднее, чем с ходу начинать очередное дело. Как говорится, кто не успел, тот опоздал.

— А… — протянула Джейн. — То есть ты сейчас стремишься наверстать упущенное… гм… я вообще-то не это хотела сказать, не обращай внимания на мою болтовню. И не вешай нос, все у тебя образуется, я уверена.

Эмери вновь изумленно замерла. Какой-то странный получался разговор.

— Да у меня все в порядке! — наконец воскликнула она. — Лучше не бывает!

— Вот-вот, молодец! — тут же подхватила Джейн. — Так себя и убеждай. Говорят, аутотренинг способствует выходу из критических ситуаций.

Эмери нахмурилась. Что-то сегодня не клеилось между ней и Джейн. Они будто говорили на разных языках. Прежде подобного не случалось.

— По-твоему, у меня сейчас критическая ситуация? — осторожно спросила она.

В трубке на мгновение воцарилась тишина.

— Ну… до меня доходят слухи, знаешь ли… — нехотя произнесла затем Джейн.

Брови Эмери изумленно поползли вверх.

— Какие еще слухи?

— Да ты не смущайся, передо мной тебе нечего держать марку. Ты ведь знаешь, я всегда буду на твоей стороне, что бы ни случилось.

Эмери опешила. С каждой минутой разговор становился все загадочнее.

— А… что случилось?

— Ну, все эти слухи…

— Джейн! Про слухи я уже слышала. Говори прямо, если есть что сказать.

На этот раз сомневаться не пришлось: в трубке прозвучал вздох. Сочувственный.

— Правду сказать, я и позвонила единственно для того, чтобы поддержать тебя морально, — смущенно призналась Джейн.

Тут уж Эмери не выдержала.

— Боже мой, да говори же наконец в чем дело! — воскликнула она.

— Хорошо, хорошо… В общем, когда стали трубить про то, что в настоящее время ты переживаешь период творческого застоя…

— Что-о? — вырвалось у Эмери.

— Да я не очень-то в это поверила… А потом, дай, думаю, позвоню, мало ли что…

Джейн продолжала что-то говорить, но Эмери слушала ее вполуха. Она не на шутку разволновалась. Слухи, сказала Джейн. О якобы переживаемом ею, Эмери, периоде творческого застоя! Интересно, кто распускает подобные бредни? И главное, зачем?

— Постой, ты сказала «когда стали трубить»? Что это значит? Кто «трубит»?

— Телевидение. У нас на одном коммерческом канале есть рубрика под названием «Силуэт». Там в основном рассказывают о всяких течениях в мире моды. Про дизайнеров тоже говорят. Но больше просто сплетничают.

Эмери похолодела.

— Обо мне тоже?

— Конечно. Ты ведь известная персона. Кто не знает Диззи Эмери? Гм… но не переживай, все это не так уж серьезно…

Как бы не так! Хорошенькая история получается! Где-то в далеком Хьюстоне всем известно, что Диззи Эмери переживает творческий кризис, а сама она — то есть я — об этом даже не догадывается.

Кроме того, что в Хьюстоне жила Джейн, Эмери связывало с ним лишь то, что, как почти в каждом крупном городе, там находились принадлежащие ей фирменные магазины — «Диззи Эмери» и «Прескотт шуз».

— Как бы то ни было, Джейн, спасибо за предупреждение.

— Не стоит благодарности. Так все это… неправда?

В голосе Джейн звенела такая радость, что сердце Эмери сжалось. Вращаясь в мире моды, она знала, как редко принадлежащие к этой сфере люди радуются друг за друга.

— Нет, Джейн, — улыбнулась она. — Не знаю, кому и зачем понадобилось плести обо мне небылицы, однако у меня не только нет проблем творческого плана, но, наоборот, идеи бьют фонтаном.

В телефонной трубке прозвучал вздох облегчения.

— Ох как хорошо… Я тут, признаться, разволновалась за тебя.

— Ты настоящий друг, Джейн! — с чувством произнесла Эмери. Она так растрогалась, что у нее даже защипало в носу от подступающих к глазам слез. Вероятно, находящаяся в далеком Хьюстоне Джейн в эту минуту тоже испытывала нечто подобное, потому что Эмери услышала, как та всхлипнула. И тотчас по ее собственной щеке скатилась слеза.

Дальше последовал типично женский разговор, во время которого Эмери и Джейн осыпали друг друга ласковыми словами и комплиментами. Однако, попрощавшись с подругой, Эмери решительно высморкалась и гневно сверкнула глазами.

Что за наглость! Что позволяют себе телевизионщики Хьюстона?

8

До поры эта загадка оставалась неразрешенной. А потом мысли о ней отодвинулись на второй план, оттесненные серией новых непонятных событий.

К Эмери с разных сторон стали поступать сведения о все тех же, касающихся творческого застоя слухах. Количество подобных разговоров увеличивалось в геометрической прогрессии. Казалось, все готовы смаковать запущенную кем-то ложь. Особенно изощрялись коллеги по цеху и подвизающиеся на ниве модельного бизнеса критики, которым пресса заказывала большие статьи.

Разумеется, все это происходило не само по себе. Кто-то всем руководил. Где-то находился таинственный дирижер, взмаху палочки которого повиновались множество незнакомых между собой людей. Однако их разрозненные действия в конечном итоге оказались весьма результативными.

Сначала непонятная деятельность вертелась вокруг Нью-Йорка, Филадельфии, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса, того же Хьюстона и прочих крупных городов, где было хорошо известно словосочетание «Диззи Эмери». В каждом из них в разное время Эмери проводила свои показы. Везде у нее были деловые партнеры и, разумеется, покупатели, собиравшие свой гардероб на основе ее моделей одежды.

В том, что касалось бизнеса Эмери, поначалу ничего особенного не происходило. Она вообще сперва решила, что кто-то из конкурентов просто организовал против нее моральную атаку, которую не стоит воспринимать всерьез. Ну слухи и слухи. Мало ли кто что болтает. Если бы все известные люди обращали внимание на то, что о них говорят, им бы осталось лишь отойти от своей деятельности, лечь в гроб и на том прекратить свое существование. Однако никто так не поступает. Напротив, многие рассматривают сплетни как дополнительную — и главное, бесплатную — рекламу. А некоторые так и вовсе сознательно дают повод для пересудов в надежде привлечь к себе внимание.

Но период беспечности продолжался у Эмери лишь до тех пор, пока не прокатилась новая волна слухов. И на этот раз она была задета ими гораздо сильнее, чем прежними, потому что речь шла о более серьезных вещах — о плачевном состоянии ее бизнеса.

Результат появления подобных разговоров тоже оказался страшнее. Вернее, речь уже шла не просто о досужей болтовне, а о двух сознательно нанесенных ударах, направленных на разные участки воображаемого фронта: первый был призван поразить область творчества, второй — сферу бизнеса. В совокупности они привели к тому, что некоторые потенциальные партнеры не захотели иметь с Эмери дела.

В частности, две намеревавшиеся сотрудничать с ней фирмы, с представителями которых она начала предварительные переговоры в Барселоне, запросили дополнительное время для обдумывания условий будущих контрактов. В прежние дни в этом не было бы ничего особенного, однако теперь подобная задержка показалась Эмери очень подозрительной.

Но так как сделать она ничего не могла, то ей осталось лишь сцепить зубы и без устали работать, создавая оригинальные, непривычные и даже шокирующие модели одежды. Ее целью было сразить не только и не столько публику, сколько модных критиков, чтобы те своими отзывами в печати и в телевизионных интервью восстановили ее искусственно пониженный статус.

А тем временем невидимый враг продолжал свою подрывную деятельность. На Эмери то и дело сыпались удары — только успевай увертываться. И напрасно она ломала голову над тем, кто из коллег устроил ей подобное испытание, ответа не находилось. В том же, что здесь замешан именно человек из мира моды, сомнений у нее не было.

Самое большое потрясение она пережила во время показа коллекции моделей весенне-летнего сезона, который проводился в феврале в Нью-Йорке.

Началось все замечательно — период подготовки, предварительная частичная демонстрации без посторонних и все остальное, что обычно предшествует подобным мероприятиям. Судя по тому, с какой скоростью скупались билеты, зал должен был быть забит публикой до отказа. Воодушевленная таким началом, Эмери велела своему менеджеру разослать приглашения всем влиятельным органам массовой информации.

В назначенный день она вошла в арендованное для показа мод помещение с заднего крыльца и сразу окунулась в общую суету — как всегда, обнаружилось множество мелких недочетов, которые исправлялись на ходу. В зал не выглядывала, некогда было.

Примерно за пять минут до начала демонстрации к Эмери прибежал бледный и растерянный распорядитель.

— Ничего не понимаю! — Это было первое, что она услышала от него. — Сколько работаю, такого не помню…

По спине Эмери мгновенно побежали мурашки. Еще не успев сообразить, что может последовать за подобным заявлением, она уже напряглась в ожидании чего-то плохого. В последнее время в ее жизни происходили события только негативного характера.

К несчастью, предчувствия ее не обманули.

Поминутно пожимая плечами и разводя руками, распорядитель сообщил, что, за исключением кучки журналистов и критиков, зал пуст.

— Как? — прищурилась Эмери, будто не расслышав, и даже чуть наклонилась к нему.

— Никого нет, — в очередной раз удрученно развел руками распорядитель.

— Ничего не понимаю… — его же словами произнесла Эмери. — Ведь все билеты проданы!

— Верно, — подтвердил он. — Для меня полная загадка, почему люди не пришли.

Несколько мгновений Эмери усиленно соображала, ища объяснение странному поведению нью-йоркской публики. Она просто не могла поверить, что показ мод висит на волоске, который вот-вот оборвется. Наконец ей в голову пришла мысль, показавшаяся приемлемой.

— А не случилось ли чего на улице? Может, что-то просто мешает людям войти в зал!

Распорядитель помолчал, словно взвешивая про себя подобную возможность.

— Не представляю, что могло случиться…

— Ну мало ли что! — с лихорадочной поспешностью воскликнула Эмери, стараясь в первую очередь сама увериться в собственном предположении.

— Например?

— Ну… скажем, грузовой трейлер по какой-то причине выскочил на тротуар и перегородил вход в зал! — принялась Эмери с ходу изобретать объяснение. — А что? Очень даже может быть!

Однако распорядитель взглянул на нее с сомнением.

— Мало вероятно. Впрочем, могу пойти взглянуть.

— Да! — подхватила Эмери. — Пожалуйста, сходите разведайте что к чему.

Распорядитель без лишних слов повернулся и чуть ли не бегом бросился к парадному входу.

Эмери же, оставшись в одиночестве посреди продолжавшейся суеты, вдруг как-то сразу сникла. Ей стало ясно, что надежды напрасны: никакого трейлера нет и в помине и дело тут не в роковой случайности. Вообще ничего случайного нет в том, что происходит. А есть некто злобный и завистливый, кто намеренно сорвал показ и в эту минуту удовлетворенно потирает руки.

Эта мысль почему-то настолько поразила Эмери — ведь она и прежде догадывалась о кознях какого-то таинственного злопыхателя, — что у нее ослабели колени. Кое-как добредя до ряда выстроившихся вдоль стены стульев, Эмери тяжело опустилась на один из них и уставилась в пустоту прямо перед собой.

Итак, демонстрация моделей весенне-летнего сезона расстроена. И надежды поправить положение нет. Тут только чудо могло бы помочь, но чудес, как известно, не бывает.

— Нет там никакого трейлера, — прозвучало рядом.

Эмери медленно повернула голову, которая словно отяжелела от обилия горестных мыслей. Распорядитель стоял перед ней с убитым видом, упорно не глядя в глаза.

— На улице все в порядке, ничего экстраординарного не произошло. И вообще ничего не случилось, — зло добавил он, — кроме того, что какой-то мерзавец скупил все билеты!

Эмери кивнула. Она уже поняла, какой механизм был задействован в этой истории.

— Верно. Кто-то нарочно скупил билеты, чтобы зал был пуст. Чтобы создалось впечатление, будто все потеряли интерес к моим идеям. — Эмери не узнала собственного голоса. Он стал каким-то тусклым и шелестел словно пергамент.

— Что же это происходит? — пробормотал распорядитель, обращаясь больше к себе самому, чем к Эмери. — Неужели кто-то шутит таким странным образом?

С губ Эмери слетел негромкий каркающий смешок, услышав который распорядитель с беспокойством взглянул на нее.

— Нет, это не шутка, — медленно произнесла она. — Это все всерьез. Кому-то очень хочется уничтожить меня. Насколько я понимаю, кто-то из моих коллег очень боится конкуренции.

— Из коллег? — Распорядитель был явно поражен. Вероятно, подобное предположение не приходило ему в голову.

Эмери мрачно усмехнулась.

— Кто еще стал бы утруждаться? И к тому же вкладывать в это средства. Для меня очевидно, что просто так подобные вещи не делаются. Кому-то я очень мешаю, поэтому меня хотят убрать с дороги. Так сказать, расчистить место под солнцем. — Несколько мгновений она молчала, глядя на последние приготовления манекенщиц, потом встрепенулась и словно ожила. — Но без боя я не сдамся! — Глаза Эмери сверкнули, когда она поднималась со стула. — Говорите, в зале только журналисты и критики? Превосходно! Мы устроим показ для них.

Так они и сделали. Демонстрация моделей одежды проходила так, словно все было в порядке. Эмери наскоро переговорила с манекенщицами, попросив не подавать виду, даже если их что-то очень удивит. Те выходили в пустой зал с профессиональными улыбками и дефилировали по подиуму так, будто на них были обращены взгляды сотен зрителей.

Эмери кусала губы, наблюдая за происходящим из-за пластикового экрана. Когда начался показ свадебных нарядов, горстка людей в зале стала аплодировать. Неизвестно как в этот момент Эмери удалось сдержать слезы, ведь она привыкла к овациям, а не к жалкому шелесту хлопков!

Тем не менее, решив держаться до конца, по завершении показа Эмери сама вышла на подиум, чтобы, как принято, раскланяться перед зрителями. Ее встретили фотовспышки.

Потом она давала интервью, мужественно отшучиваясь от града Каверзных вопросов по поводу странностей, сопровождавших нынешний показ коллекции, — по-видимому, удачно, потому что репортеры то и дело смеялись.

Однако это не помешало им всем без исключения дать на следующий день разгромные статьи в своих изданиях. Критики тоже постарались на славу, камня на камне не оставив от самых удачных идей Эмери. Подобное единодушие имело только одно объяснение — в каждом отдельном случае действовал хорошо оплаченный заказ.

Вообще, то, что произошло в последующие дни, можно назвать коротко: похороны «Диззи Эмери». Потому что после тех слов, которые были написаны и сказаны, оставалось только застрелиться.

К счастью, у Эмери не было оружия. Впрочем, если бы и было, она не воспользовалась бы им. Несмотря на глубочайшую депрессию, она осознавала, что тайный враг именно этого и добивается — если не физической смерти, то полной деморализации. Но она все еще не собиралась сдаваться.

Вскоре стали поступать сведения, что объем продаж в принадлежавших ей фирменных магазинах резко сократился. Спустя еще некоторое время большинство из них пришлось закрыть, так как доходы не покрывали даже издержек на содержание торговых площадей.

Эмери понимала, что, если так будет продолжаться и дальше, ее бизнес рухнет. И тогда она решилась на отчаянный шаг. По ее мнению, единственным спасением была широкомасштабная рекламная акция. С участием ведущих изданий, самых известных телевизионных каналов и наиболее именитых критиков из мира моды.

Только тогда покупатели вернутся мои магазины, думала она.

Но к тому моменту на дверях большинства салонов «Диззи Эмери» и «Прескотт шуз» висели таблички с надписью «закрыто». Но Эмери знала, как решить и эту проблему. Дело следовало обернуть так, будто торговые точки были закрыты лишь для переоборудования или ремонта. Правда, в этом случае, открывшись, они должны были бы выглядеть еще более роскошно, чем прежде, что, разумеется, требовало немалых капиталовложений.

Эмери прекрасно понимала это, как и то, что поступления денег на ее счета практически прекратились. И все же ради спасения дела всей жизни она отважилась рискнуть своими накоплениями.

Магазинов было много, а денег на их переоборудование потребовалось во сто крат больше. Когда проводившиеся с размахом преобразования завершились, Эмери обнаружила, что осталась почти без средств. На жизнь бы ей хватило, но она преследовала иные цели.

Еще предстояло провести широчайшую рекламную акцию. Без нее все преобразования не имели смысла.

Где взять деньги? Этот вопрос давил на Эмери каменной глыбой. Строго говоря, ей было известно средство, позволяющее решить возникшую проблему, но так не хотелось к нему прибегать!

Заем в банке, вот о чем шла речь.

Эмери прикидывала и так и эдак, ища путей обойтись без крайней меры, однако иных вариантов не было. Во всяком случае, она их не видела. Разве что продать часть имеющегося у нее имущества — одну обувную фабрику, например. Но, во-первых, этих денег для задуманного Эмери грандиозного проекта не хватило бы и все равно пришлось бы брать кредит, а во-вторых, с помощью производимой этой фабрикой обувью — вкупе с продукцией других принадлежавших ей предприятий — она собиралась расплачиваться с банками.

Ох как тяжело было Эмери решиться на подобный шаг, но когда она все же предприняла некоторые действия в этом направлении, то испытала новое потрясение.

Никто не желал иметь с ней дело. В каждом банке, куда она обращалась, ей отказывали, как только Эмери называла свое имя. На требование объяснений ей с холодной вежливостью отвечали, что она относится к категории ненадежных клиентов.

В конце концов остался лишь один банк, в который она пока не обратилась за займом, хотя почти все денежные операции проводила через него, потому что именно в нем находились ее основные средства. Отец Эмери, Ральф Прескотт, тоже пользовался услугами этого банка, потому что был дружен с его владельцем. «Нэшнл траст» — вот как он назывался. Тот самый банк, который после смерти Грега Сеймура перешел к его сыну, Лексу Сеймуру.

Идти туда для Эмери было хуже смерти. Но она решилась на это, потому что иного выхода у нее не было.

Больше всего ей не хотелось встречаться с Лексом.

Впрочем, нет, сказать так было бы неправильно. В действительности Эмери просто жаждала увидеть его. Ведь со времен памятного приема у Джоан их пути ни разу не пересеклись. Эмери сознательно избегала встреч, и Лекс, вероятно, делал то же самое.

Однако, против всяческих опасений, в свидании с Лексом необходимости не возникло. Как и отказа, к которому Эмери заранее готовила себя. Потому что, если рассуждать логически, именно Лекс в первую очередь должен был отказать ей в кредите, ведь она доставила ему столько неприятностей.

К удивлению Эмери, в банке «Нэшнл траст» ее встретили как обычно, то есть как старую клиентку. Желание взять заем не вызвало никакого удивления. И даже названная ею сумма была воспринята если не как должное, то во всяком случае спокойно. Менеджер лишь сказал:

— Только вам придется подождать, пока я переговорю с мистером Сеймуром. Выпейте пока чашечку кофе. — С этими словами, сделав знак миловидной девушке в короткой черной юбке и кофейного цвета шелковой блузке, он удалился.

Эмери ждала его возвращения, сидя как на иголках. К принесенному кофе даже не притронулась. От волнения у нее сжималось горло, так что она все равно не смогла бы сделать и глотка.

Наконец, когда ее нервное напряжение достигло предела, менеджер вернулся.

— Мистер Сеймур готов дать вам названную сумму, — сообщил он.

Сердце Эмери подпрыгнуло от радости, с губ слетел вздох облегчения.

— Ох как замечательно… Благодарю вас!

— Я еще не все сказал, — невозмутимо произнес менеджер. — Мистер Сеймур даст вам деньги на определенных условиях.

Когда Эмери выслушала до конца, радость ее поубавилась. Лекс готов был ссудить ей требуемую сумму, но на кабальных условиях. Во-первых, на очень короткий срок, во-вторых, под залог находившегося в ее собственности имущества, которое еще должно было подвергнуться оценке аудиторов.

Эмери понимала, что это означает: если ее идея провалится, все имущество пойдет с молотка. Иными словами, перед ней маячила реальная перспектива лишиться всего.

С другой стороны, иного варианта поправить дела — кроме как с помощью банковского кредита — не существовало. Выбора тоже: единственным, кто согласился дать Эмери денег, был Лекс Сеймур.

Тогда впервые Эмери посетили неясные пока еще подозрения.

Но, когда завершилась аудиторская оценка принадлежавших ей производственных объектов и торговых площадей, подозрения обрели более четкие очертания.

Кстати, сама оценка не заняла много времени. Еще находясь в кабинете менеджера, Эмери затронула этот вопрос.

— Вы ведь понимаете, деньги нужны мне срочно.

— Разумеется, — улыбнулся менеджер с таким видом, будто хотел добавить: «Деньги всегда и всем нужны срочно».

— Если аудиторская проверка займет слишком много времени…

— Не волнуйтесь, мисс Прескотт, — вежливо перебил ее менеджер, — наши аудиторы работают оперативно. Вы лишь должны разрешить им доступ к вашим предприятиям.

— Хорошо, — сказала она, ощутив пробежавший по спине холодок.

Более рискованного шага Эмери еще не делала за всю свою жизнь, поэтому удивительно ли, что она разволновалась? Да и кто на ее месте сумел бы сохранить хладнокровие? На кон было поставлено все — настоящее, будущее, наследство отца и собственные достижения. Словом, поневоле встревожишься.

Но, когда спустя несколько дней тот же менеджер положил перед Эмери на стол отчет аудиторов, ее беспокойство переросло в панику.

— Как, стоимость всех моих предприятий выражается этой жалкой цифрой?! — воскликнула она.

Менеджер остался невозмутимым.

— Не такая уж она и жалкая, мисс Прескотт. Хотя едва покрывает сумму, которую вы хотите взять в нашем банке…

— Но мои предприятия стоят гораздо больше!

Он безразлично пожал плечами.

— Допускаю, что вы сумеете доказать это, инициировав независимую оценку вашего имущества. — Видя, что Эмери задумалась, он добавил: — Только знайте: как правило, это тянется месяцами.

Эмери в отчаянии прикусила губу. «Месяцами» ее не устраивало.

— Что ж, будь по-вашему, я согласна с оценкой. Когда можно взять деньги?

— Как только мы уладим формальности, — флегматично ответил менеджер.

Она нетерпеливо сверкнула глазами.

— Ах боже мой! А когда это произойдет?

— Да хоть сейчас, если желаете.

— Желаю! — сказала Эмери.

И это явилось для нее началом конца.

Заем она получила, задуманную грандиозную рекламную акцию провела, однако ожидаемых результатов, к сожалению, не добилась.

По представлениям Эмери, после нескольких прокатившихся по Америке и прочим странам волн рекламы покупатели просто обязаны были ринуться в обновленные фирменные магазины «Диззи Эмери» и «Прескотт шуз». Но… они почему-то не ринулись.

Трудно сказать, что им помешало. Возможно, тот факт, что ранее начатая таинственным врагом своеобразная антиреклама продолжалась гораздо дольше, чем та, которую провела Эмери. Не зря ее отец говаривал: «Люди ведь внушаемы, детка».

Эмери не раз довелось вспомнить эти слова. Только при этом она мысленно добавляла, что плохое люди почему-то воспринимают охотнее, чем хорошее.

Дальше все было довольно просто и одновременно трагично для Эмери. Возродить былой интерес к себе в той мере, которая бы ее устроила, ей не удалось. Принадлежавшие ей фирменные салоны пустовали. Громоздившиеся на полках магазинов и складов товары практически не продавались. Выручки почти не было.

В результате Эмери не смогла собрать такое количество денег, которое было бы равнозначно сумме взятого у Лекса займа. Да что там, она и четверти не собрала!

А ведь с нее еще причитались проценты!

Между тем указанный в договоре срок стремительно истекал. И чем ближе была страшная дата, тем явственнее Эмери осознавала, кто является истинным виновником постигших ее несчастий.

Не коллега-модельер, нет! Враг оказался серьезнее.

Лекс Сеймур. Человек, чей брак Эмери успешно разрушила и которого продолжала любить. Теперь он брал реванш за все. Мстил и за себя, и за Селию, хоть и не общался с бывшей невестой — Эмери это знала. Мстил толково, вдумчиво, явно испытывая наслаждение. Играл с ней как кошка с мышкой.

Самое страшное, что Эмери продолжала любить его. Это было какое-то наваждение. Любовь становилась ее проклятием.

Дальше произошли вполне предсказуемые вещи. Долг Эмери погасить не смогла, выплатить проценты — тем более. Банк передал дело в суд, который постановил взыскать с нее все, что полагалось по договору.

Получив решение суда, Лекс немедленно заблокировал счета Эмери, благо почти все они обслуживались его банком. И хотя сейчас там лежали смехотворные по сравнению с прежними временами суммы, многие сочли бы их вполне достаточными для безбедного существования.

9

Так Эмери оказалась почти без финансов. У нее было немного наличности, но деньги быстро таяли.

Тем временем Лекс прибирал к рукам ее имущество. Первыми к нему перекочевали обувные фабрики, после чего фирма «Прескотт шуз» в ее прежнем виде перестала существовать. За ней последовал личный бизнес Эмери, включая торговую марку «Диззи Эмери».

Оба предприятия вкупе с фирменными магазинами едва покрыли сумму долга — как и предупреждал флегматичный менеджер принадлежавшего Лексу банка «Нэшнл траст». Оставались еще проценты.

В один прекрасный день Эмери получила письменное уведомление о том, что к такому-то числу ей следует освободить квартиру, в которой она проживает. В дальнейшем ее жилье будет продано, а деньги перейдут к банку «Нэшнл траст».

Пожалуй, из всех обрушившихся на Эмери несчастий это она восприняла наиболее болезненно.

Во-первых, о ее шикарных апартаментах, которые она со вкусом и выдумкой обставляла не один год, в договоре с банком не было сказано ни слова. Даже оценки этого объекта не проводилось. Если бы кто-то хоть полусловом намекнул, что Эмери может лишиться жилья, возможно, это отрезвило бы ее и она передумала бы брать кредит.

Во-вторых, подобный поворот был для нее верхом несправедливости. У нее просто в голове не укладывалось, как это ее могут выставить из ее собственной обожаемой, любовно обустроенной и такой уютной шестикомнатной квартиры!

Смогли.

Визит судебных приставов застал Эмери врасплох.

Обогнув парк, она подкатила к подъезду на своем «кадди» — так, подобно большинству прочих владельцев подобного транспортного средства, Эмери ласково называла свой второй автомобиль, «кадиллак», — и притормозила перед спуском в подземный гараж, потому что впереди нее полз какой-то «ауди». Не успела она это сделать, как за ней кто-то пристроился. Только Эмери бросила взгляд в Зеркало заднего вида и увидела, что это черный «форд», как дверца того открылась, выпуская тощего человека в очках, с залысинами и щеточкой рыжеватых усиков. Несмотря на жару — лето в прошлом году выдалось на удивление теплым и почти без дождей, — он был в темном костюме, белой рубашке и черном галстуке.

На похороны или с похорон, промелькнула в мозгу Эмери догадка.

Человек шагнул к ее «кадиллаку» и постучал в закрытое окошко — храня создаваемую кондиционером прохладу, Эмери держала стекла поднятыми.

Вид незнакомца не вызывал у нее подозрений. Кроме того, она была практически у себя дома, поэтому ей не пришло в голову, что не следует разговаривать с чужаком.

— Да? — сказала Эмери, опустив стекло на четверть.

— Мисс Прескотт? — вежливо спросил незнакомец.

Она удивленно протянула:

— Да-а… Мы знакомы?

Порой бывало так, что Эмери не помнила людей, которых предположительно должна была знать, потому что вокруг нее всегда вертелось много народу.

— Мое имя Кевин Сноу. — И, пока она морщила лоб, пытаясь вызвать у себя ассоциации с названным именем, собеседник добавил: — Я судебный исполнитель.

Эмери вздрогнула, сразу догадавшись, зачем явился этот человек, траурное одеяние которого целиком соответствовало сути выполняемой работы. Дата, указанная в судебном извещении, прошла, и Кевин Сноу должен был выселить Эмери из квартиры.

— С вашего позволения сейчас мы поднимемся в принадлежащие вам апартаменты, где в вашем присутствии будет произведена опись имущества, — спокойно, даже чуть устало произнес тот.

С вашего позволения! Для Эмери эта фраза прозвучала издевкой. Конечно, она отдавала себе отчет, что рано или поздно в ее дверь постучат люди, подобные Кевину Сноу, но она не думала, что это произойдет так быстро. Ей казалось, что еще есть время что-то предпринять, как-то обезопасить себя от подобных действий.

— А если я не позволю? — с прищуром процедила Эмери, снизу вверх глядя на Кевина Сноу.

Тот пожал плечами.

— Разумеется, вы можете возражать, но я имею право войти в квартиру без вашего разрешения.

Эмери смерила его взглядом. Он показался ей довольно тщедушным человеком. Пожалуй, в случае чего она могла бы справиться с ним.

— Интересно, как вы это сделаете? — мрачно усмехнулась Эмери.

Кевин Сноу, похоже, уловил направление ее мыслей, потому что вдруг едва заметно усмехнулся.

— О, не беспокойтесь, у нас в этом деле накоплен большой опыт.

Произнося эту фазу, он мельком оглянулся на черный «форд». Эмери машинально проследила за его взглядом. Увиденное потрясло ее: из автомобиля вышли три здоровенных парня. Иными словами, щуплый судебный исполнитель прибыл сюда не один.

— Считаю своим долгом предупредить, что, если у нас возникнут недоразумения, разбираться с ними мы пригласим полицию, — добавил Кевин Сноу, почему-то потрогав правый ус, который с самого начала показался Эмери более встопорщенным, чем левый. Вероятно, «недоразумения» все-таки случались в деятельности этого человека.

Глядя на неспешно приближавшихся к «кадиллаку» дюжих молодцов, Эмери прикусила губу. На ее глазах закипали злые и одновременно беспомощные слезы.

Лекс! Это дело его рук! — промчалось в ее голове. В своей мести он решил дойти до конца.

— Так как мы поступим, мисс Прескотт? — спокойно поинтересовался Кевин Сноу. — Решим дело миром или лучше сразу вызвать стражей порядка?

Эмери понимала, что шансов вывернуться из создавшейся ситуации у нее никаких. Вместе с тем ее сознание отказывалось воспринимать реальность. Как это часто бывает, она вдруг стала смотреть на происходящее как бы со стороны. И таким вот образом она увидела себя качающей головой в знак того, что полицию вызывать не надо.

— Ну и замечательно, — с явным облегчением вздохнул Кевин Сноу. После некоторой паузы он добавил: — Что ж, выходите из автомобиля, прямо с него и начнем опись.

Эмери изумленно вскинула ресницы.

— Что? Опись?

Кевин Сноу открыл папку, которую до сих пор держал под рукой, и скользнул взглядом по тексту находившегося там документа.

— Вот здесь указано: автомобиль марки «кадиллак»… — Он назвал номер, затем обогнул капот, чтобы свериться с цифрами и буквами, указанными на номерной табличке. — Все правильно, автомобиль с таким номером тоже подлежит конфискации.

— Вы собираетесь забрать у меня мой «кадди»?! — возмущенно воскликнула Эмери.

— Да, мисс Прескотт, в том числе и его.

— Нет! Вы не можете! — Она понимала, что спорить бесполезно, и ее восклицания способны вызвать разве что жалость, но не смогла удержаться. В эту минуту ее ощущения были сравнимы с тем, что испытывает ребенок, у которого уличный хулиган отнимает и на глазах ломает любимую пожарную машину.

— Как же не можем, если мы именно это и делаем. Выходите из автомобиля, мисс Прескотт. Фред сам загонит его в гараж. Если не ошибаюсь, там находится и ваш «ягуар»? — Не дожидаясь ответа, Кевин Сноу взглянул на одного из приблизившихся и внимательно прислушивавшихся к разговору здоровяков.

Тот шагнул вперед, взявшись за ручку дверцы.

— Мисс?

Но у Эмери словно одеревенели ноги. Она попыталась передвинуться на сиденье… и не смогла.

— Мисс Прескотт, не задерживайте нас, пожалуйста, у нас еще уйма работы. — Кевин Сноу произнес это вежливо, но твердо.

Своим тоном он сразу поставил Эмери в положение человека, чья нерасторопность мешает окружающим. Неизвестно, было ли это продуманным психологическим приемом или вышло само собой, но на Эмери подействовало безотказно.

— Да-да, сейчас… — пробормотала она, как будто ей в самом деле необходимо было сотрудничать с судебными приставами, явившимися, чтобы выселить ее из квартиры.

В конце концов Эмери вышла из своего любимого «кадди» и растерянно встала рядом с Кевином Сноу. Верзила, которого звали Фредом, протянул к ней ладонь.

— Что? — спросила Эмери. Впрочем, в следующую минуту она сообразила, что от нее требуется, и положила в протянутую руку пластиковую карточку, без которой невозможно было управлять «кадиллаком». Но прежде чем разжать пальцы и отпустить карточку, секунду помедлила: ей все не верилось, что через мгновение ее «кадди» перестанет ей принадлежать. Когда же наконец карточка легла на ладонь Фреда, у Эмери внутри будто что-то оборвалось. Она опустила голову, повернулась и, ни на кого не глядя, зашагала к своему подъезду.

Все судебные приставы, кроме Фреда, двинулись за ней.

При виде Эмери, поднимавшейся по трем широким ступеням крыльца, швейцар привычно заулыбался, но затем разглядел выражение ее лица, и уголки его губ удивленно опустились. Когда же он увидел странный эскорт, то попытался перегородить дорогу, но, после того как Кевин Сноу показал служебное удостоверение, отступил в сторону.

Дальше начался кошмар, которого Эмери не забыть никогда.

Судебные исполнители описали все, — все! — что находилось в ее квартире. Этот факт привел Эмери в изумление. Ну мебель, восточные ковры, картины, столовое серебро и дорогой фарфор — это она еще понимала. Но обыкновенные чашки на кухне, скатерти, простыни и даже ее нижнее белье — это было уже слишком.

Нечего и говорить, что к концу описи Эмери охватил такой гнев, что, казалось, слышно, как он клокочет. Лекс не просто забрал у нее все движимое и недвижимое имущество, под конец он еще и унизил ее.

Затем Эмери вдруг поняла, что скоро окажется на улице в чем мама родила. Тогда, борясь с собственной гордостью и сковывавшими горло спазмами, она произнесла:

— Вы что же, совсем ничего не позволите мне взять?

Сидевший за столом в гостиной Кевин Сноу поднял взгляд от разложенных перед ним бумаг и нахмурился.

— А что вам нужно?

Этот вопрос Эмери сочла откровенным хамством.

— Что мне нужно? — процедила она сквозь зубы. — Все! Все, чем я еще недавно владела. Но так как это исключено, то дайте мне хотя бы самое необходимое. Не станете же вы забирать одежду!

— Станем, — невозмутимо ответил Кевин Сноу. — У вас очень дорогая одежда. — И пока Эмери стояла, будто онемев от негодования, он добавил: — Впрочем, кое-что из вещей попроще мы позволим вам взять.

Так в саквояже Эмери оказался в числе самых необходимых вещей единственный комплект постельного белья, о котором она упомянула в разговоре с Айки. Еще ей разрешили взять джинсы, две футболки, халат, домашние тапочки и то, что ее просто убило, — лифчик и пару трусов. Обувь и платье оставили те, которая были на ней, ничего другого не дали.

Затем приставы выпроводили Эмери на лестничную площадку, сами вышли следом, после чего Кевин Сноу опечатал дверь квартиры. Покончив с этим, он скользнул по Эмери отсутствующим взглядом и, даже не кивнув, проследовал мимо нее к лифту, сопровождаемый тремя помощниками — Фред присоединился к остальным, когда опись в квартире еще только начиналась. Сейчас он единственный удостоил Эмери взгляда, в котором читалось нечто похожее на сочувствие.

Через несколько минут она очутилась на улице с саквояжем в руке и дамской сумочкой, свисавшей с плеча. Постояв немного и собравшись с мыслями, она зашагала по тротуару в сторону банка «Нэшнл траст».

Ее губы были плотно сжаты, глаза сверкали сухим лихорадочным блеском. Если бы в ту минуту кто-то сказал Эмери, что она находится на грани помешательства, она не удивилась бы. Потому что ей казалось, будто ее мозг кипит. В голове вертелось лишь одно: Лекс!

Решительно направляясь в банк, Эмери, как ни странно, не имела каких-либо намерений. Ей только безумно хотелось прямо сейчас, сию минуту, посмотреть Лексу в глаза.

Она беспрепятственно вошла в банк и поднялась на второй этаж, где находился кабинет Лекса. Секретарем-референтом у него работал Пэдди Снайпс, молодой человек из хорошей семьи. Эмери была знакома и с ним, и с его родителями, и с младшей сестрой по имени Мэг, которая смотрела на нее как на идола, мечтая сделать такую же карьеру в мире моды.

Впрочем, все это теперь осталось в прошлом, и неизвестно еще, как Мэг относилась к Эмери после постигшей ту трагедии, не говоря уже об истории с разрушенной помолвкой Селии и Лекса.

Но Эмери было абсолютно безразлично, кто и как к ней относится. Она тогда находилась в таком состоянии, что подобные глупости даже не пришли бы ей в голову. Ее интересовал только один момент — а вернее, два: на месте ли Лекс и как беспрепятственно к нему попасть.

К счастью, гнев сделал Эмери хорошей актрисой. Кроме того, она все еще была очень элегантно одета, так что если и привлекала к себе взгляды, то только восхищенные. Да и Пэдди отчасти помог ей, встретив как старую знакомую улыбкой.

— Здравствуй, дорогой! — бодро и чуть насмешливо произнесла Эмери, входя в приемную. — Как поживаешь? Как дела у отца? У мамы? А Мэг еще не окончила школу?

— Здравствуй, — ответил Пэдди, поднимаясь из-за стола и поправляя очки в изящной дорогой оправе.

Судя по его расплывшейся в улыбке физиономии, он ничего не знал о плачевной судьбе Эмери, а если и знал, то наверняка не догадывался, чья зловещая фигура стоит за всеми постигшими ее несчастьями.

— Сразу столько вопросов! — сказал Пэдди. — Отвечаю по порядку: живу хорошо, у отца дела тоже идут неплохо, мама, как всегда, очень волнуется по поводу излишков своего веса, а Мэг оканчивает школу следующей весной. Ты сама-то как?

Эмери даже глазом не моргнула, услышав этот вопрос.

— О! Я лучше всех! А Лекс в кабинете? У меня к нему небольшое дельце.

— Да, он только что закончил совещание. Сейчас я доложу ему, что ты пришла, и…

— Ох какие же вы тут все формалисты! — изобразила Эмери смешок. — Лекс меня и без доклада примет! — Произнося эти слова, она быстро пересекла приемную и распахнула дверь кабинета.

Лекс сидел за рабочим столом, скользя пальцами по клавиатуре ноутбука.

Даже сейчас, лежа в своей спальне на втором этаже замка Мэлорн, Эмери напряженно застыла, вспомнив момент, когда Лекс поднял голову, чтобы посмотреть, кто вошел в кабинет.

Они не виделись с того дня, когда Джоан собрала в своем доме гостей, чтобы Лекс и Селия со всей торжественностью объявили о своей помолвке. И когда это намерение было грубо разрушено вмешательством Эмери.

Их взгляды встретились.

В глазах Лекса сначала промелькнуло удивление, потом он откинулся на спинку вращающегося офисного кресла и слегка прищурился. Но за это короткое мгновение Эмери успела заметить, что в его взгляде произошла некоторая перемена. К удивлению присоединилось нечто наподобие восхищения — когда Лекс быстро оглядел Эмери с головы до ног, — но лишь на долю секунды, после чего сменилось холодным спокойствием.

— Ну и ну… — протянул он, упираясь ладонями в край столешницы. — Глазам своим не верю! Эмери Прескотт собственной персоной!

Она перешагнула порог и захлопнула за собой дверь. В ее душе бушевала буря эмоций. Направляясь сюда, Эмери испытывала почти один лишь гнев. Ее взбесило несоответствие между тем, что в свое время сделала она, и тем, чем отплатил ей Лекс. По ее мнению, разрушенная помолвка не шла ни в какое сравнение с полным разорением и выдворением ее из квартиры, практически на улицу. В банк она направлялась, чтобы высказать Лексу все, что думает по данному поводу, вовсе не из желания что-то изменить — это было бы слишком наивно, — а просто потому что иначе не могла. Ей казалось, что если она не выскажет свое возмущение прямо в лицо виновнику всех ее несчастий, то, наверное, умрет.

Но так было лишь до того момента, пока Эмери не увидела Лекса. Стоило этому произойти, как ее душу тут же наводнили другие чувства, преобладающим из которых была любовь. Нет, они не вытеснили гнев, а перемешались с ним, создав подобие гремучей смеси, которая готова была в любой момент взорваться.

Эмери вдруг с ужасом поймала себя на желании броситься к Лексу, обвить его шею руками и прильнуть к губам. Как тогда, в памятный день помолвки. Только на этот раз добиться наконец, чтобы Лекс ответил на поцелуй.

Ей так остро захотелось ощутить во всю длину его большое сильное тело, что она, боясь выдать себя, до боли впилась ногтями в ладонь левой, не занятой ручкой саквояжа руки. Вместе с тем она понимала, что нужно что-то сказать, иначе ее грозный визит превратится в комедию.

Почти не помня себя от сильнейшего внутреннего напряжения, Эмери негромко процедила:

— Рада, что ты меня узнал!

— О, не узнать тебя трудно, — насмешливо произнес Лекс. — Ты ведь известная персона. Диззи Эмери! Ну проходи, раз явилась…

Эмери поставила саквояж на пол у двери, затем двинулась вперед. Приблизившись к более длинной части Т-образного стола, остановилась и взялась за спинку стула. Пережитое за день волнение ослабило ее настолько, что она едва держалась на ногах, И если это ей еще пока удавалось, то только благодаря своеобразной поддержке бурлившего в душе гнева. Он придавал Эмери сил.

— Присаживайся, не стесняйся, — произнес внимательно наблюдавший за ней Лекс.

Ей очень хотелось опуститься на стул, чтобы не тратить напрасно силы на поддержание тела в вертикальном положении, однако показывать свою слабость врагу было ниже ее достоинства.

У Эмери никогда в жизни не было врагов, но вот один появился, и ей во что бы то ни стало хотелось сохранить перед ним лицо. Поэтому она скорее умерла бы, чем села сейчас в присутствии Лекса.

— Благодарю. — Она постаралась вложить в это слово максимальное количество презрения. Что оказалось не так-то легко, учитывая испытанный минуту назад прилив нежности к тому, кого ей по идее следовало ненавидеть.

Следовало-то следовало, однако никакой ненависти Эмери к Лексу не испытывала. Гнев, возмущение, даже злость — сколько угодно. Но не ненависть.

А ведь говорят, от любви до ненависти один шаг. Очевидно, к Эмери это не относилось. Что еще должен был сделать Лекс, чтобы она возненавидела его? Эмери не знала. Но всех его предыдущих действий оказалось недостаточно.

Видя, что Эмери не собирается садиться, Лекс пожал плечами и спросил:

— Чем обязан?

Она смерила его взглядом.

— Ты еще спрашиваешь?

На губах Лекса медленно образовалась улыбка.

— Ну, я догадываюсь, что у тебя что-то случилось, но что именно… — Не договорив, он вопросительно взглянул на Эмери.

Та задохнулась от негодования.

— Злорадствуешь? По твоей милости со мной случилось столько всего, что хватило бы на десятерых!

— Ты это заслужила, — спокойно обронил Лекс.

— А, значит, ты не отрицаешь своего участия во всем, что со мной произошло!

В глазах Лекса промелькнуло удивление.

— Почему я должен это отрицать?

Циничность подобного вопроса поставила Эмери в тупик, и она пробормотала запинаясь:

— Я не думала… Мне даже в голову не приходило… Я…

— Что? — уставился на нее Лекс. — Ты не догадывалась, кто стоит за твоим разорением?

Нескольких мгновений, пока он говорил, хватило Эмери, чтобы взять себя в руки.

— Я лишь недавно поняла, кто меня преследует, — сказала она с мрачной усмешкой.

— В самом деле? — Казалось, Лексу трудно в это поверить. — Интересно, как же ты объясняла себе все, что с тобой происходит?

Она отвела взгляд, но потом, будто спохватившись, посмотрела Лексу в лицо.

— Я думала, что это происки кого-нибудь из моих коллег-модельеров.

— И тебе ни разу не пришло в голову, что есть человек, которому ты испортила жизнь?!

Эмери помолчала.

— Если ты подразумеваешь себя, то напрасно. Я вовсе не считаю, что испортила тебе жизнь.

Лекс даже в лице переменился, услышав это заявление.

— Как?! Ты расстроила мою помолвку, нагло всем солгала, разрушила мое счастье и после этого у тебя хватает бесстыдства говорить, что ты не испортила мне жизнь?

Ноздри Эмери гневно раздулись. Эти слова произносил человек, годами не замечавший, что она в него влюблена! Так кто же кому испортил жизнь?

— Если ты ждешь демонстрации раскаяния с моей стороны, то напрасно. Я не жалею, что помешала твоему браку с Селией.

— Да ты… ты… — Лекс побагровел от гнева.

Эмери еще никогда не видела его таким. А, проняло! — со злорадством промелькнуло в ее голове. Вот и хорошо, побудь в моей шкуре.

— …ты просто мерзавка!

Она вновь усмехнулась.

— Кто бы говорил…

С минуту они смотрели друг на друга, гневно сопя. Наконец, по-видимому решив, что следующее слово должно быть за ним, Лекс произнес:

— И почему же ты не жалеешь, что помешала нам с Селией пожениться?

Эмери не очень хотелось отвечать на этот вопрос. Не для того она пришла сюда, чтобы распространяться о мотивах своего — годичной давности — поступка. Ее сейчас заботило совсем другое. Но все-таки она проворчала:

— Потому что вы с Селией не подходите друг другу.

После такого ответа вращающееся кресло заходило под Лексом ходуном, а в побелевших от бешенства глазах возникло выражение, будто он сейчас вскочит, схватит Эмери за плечи и станет трясти, пока не вытрясет душу.

— Да кто ты такая, чтобы судить, подходим мы с Селией друг другу или нет! — взревел он наконец.

Мрачная усмешка на губах Эмери стала шире, однако произнести она ничего не успела, потому что внезапно отворилась дверь и в кабинет заглянул Пэдди Снайпс.

— Слушаю, мистер Сеймур.

10

Лекс недоуменно уставился на него.

— Что тебе здесь нужно?

Неуверенно покосившись на Эмери, Пэдди пояснил:

— Мне показалось, вы меня зовете…

— Скройся с глаз! — сердито произнес Лекс. — И никого сюда не пускай!

— Хорошо, мистер Сеймур.

Через секунду Лекс и Эмери вновь остались одни.

— Что скажешь, золотце? — процедил Лекс, сверля ее взглядом.

— Ничего нового. Вы с Селией не должны были пожениться, и не поженились. Я сознательно помешала этому.

На скулах Лекса заиграли желваки. Было заметно, что внешнее спокойствие дается ему с трудом. Однако через минуту он справился с собой.

— Что помешала, мне известно. Может, поведаешь почему?

Потому что люблю тебя, вертелось на языке Эмери.

Она лишь на миг представила себе, что произносит это, и ей стало плохо.

— Нет.

— Не скажешь? — с оттенком угрозы уточнил Лекс.

Эмери молча покачала головой.

— Так… — протянул он. — И после этого ты еще возмущаешься тем, как я поступил с тобой?

Она прищурилась.

— Расправился, ты хочешь сказать? А может, лучше — отомстил?

— Называй как знаешь, — хмыкнул Лекс. Затем с мрачной ухмылкой добавил, говоря почти ее же словами: — Но сделал я это сознательно.

Эмери прикусила губу, подавляя вздох. Лекс платил ей той же монетой и считал себя вправе так поступить. Ей же осталось лишь сожалеть, что она так опрометчиво и глупо подставилась под удар.

Тем временем Лекс продолжил:

— Ты явилась на мою помолвку, в полный гостей дом Джоан, моей матери, который я и по сей день считаю своим домом, и нагло солгала, заявив о якобы существующей между нами связи. — Выдержав некоторую паузу, он добавил: — Там были мои друзья, друзья моих родителей, то есть люди, которых я знаю с детства и которые меня самого знают с рождения. Наконец, там была Селия! Девушка, которую я любил и которая любила меня.

Эмери отметила про себя употребленное им прошедшее время. Впрочем, Селия давно замужем. Вряд ли Лексу по душе демонстрировать преданность девушке, выскочившей замуж за другого человека всего через полтора месяца после того, как едва не была объявлена помолвка с ним самим.

— Любил, любила… — презрительно произнесла она. — Чушь все это…

Лекс скрипнул зубами — так громко, что этот звук уловила находящаяся на достаточно большом расстоянии Эмери.

— Чушь? Интересно, что дает тебе повод так говорить?

— Будто сам не знаешь?!

Он нахмурился.

— Намекаешь на ту дурацкую свадьбу?

Эмери даже рассмеялась, несмотря на свое трагическое положение, так ее позабавило выбранное Лексом слово.

— Почему же она дурацкая? Потому что не твоя?

— Нет, потому что Селия вышла замуж от отчаяния!

Вот как ты рассудил? — подумала Эмери. Что ж, милый, утешай себя этой иллюзией.

— Пусть так, оставим ее в покое, — со вздохом произнесла она. — Речь не только о ней, но и о тебе. Ты говоришь, что любил Селию, однако в действительности ничего подобного не было и в помине.

Брови Лекса поползли вверх.

— То есть как? Не хочешь ли ты рассказать мне о том, какие чувства я испытывал к Селии!

Она нервно дернула плечом.

— Почему бы и нет, если ты сам этого не понимаешь…

— Боже правый! — воскликнул Лекс тоном человека, не верящего собственным ушам. — Да с чего ты это взяла?

Эмери вновь вздохнула.

— Просто знаю, и все.

Лекс потер пальцами лоб, потом взглянул на нее.

— По-твоему, я не понимаю, что любил Селию? Ты сама-то соображаешь, что говоришь?

— Не старайся! — поморщилась Эмери. — Сейчас скажешь, что мне нужно обследоваться у психиатра и все такое. А между тем тебе самому не мешало бы посетить… Нет, нет! — качнула она головой, видя, что шея Лекса снова приобретает багровый оттенок. — Не психиатра, а всего лишь психолога!

— Зачем это? — настороженно произнес Лекс.

— Чтобы тот помог тебе понять, что представляла собой твоя так называемая любовь к Селии.

— И что же?

— Иллюзию. Жажду обрести развившийся в твоем воображении идеал женщины. Ты увидел его в Селии, показавшейся тебе подходящим объектом для воплощения в жизнь давних мечтаний. Тем более что внешне она выглядит очень романтично, этого у нее не отнять. Многие мужчины падки на подобный образ.

Лекс смерил ее насмешливым взглядом.

— Ты проводила социологический опрос?

— Нет, мне достаточно было понаблюдать за поведением вашего брата. Завидев воздушную, в светлых кудрях Селию, многие теряли дар речи.

— А ты завидовала?

По лицу Эмери скользнула тень.

— Так и знала, что ты это скажешь.

— Это лежит на поверхности, — усмехнулся Лекс.

Она вздохнула.

— Думай что хочешь, мне все равно. Мне вообще уже все безразлично… Ты лишил меня всего, даже жилья! Я очутилась на улице, как бродяжка. Идти некуда…

— Неправда, — покачал Лекс головой. — У тебя остался еще настоящий замок.

Эмери вздрогнула. Затем исподлобья покосилась на него.

— Все-то ты знаешь!

— Да, золотце, о тебе я знаю все. Жаль, что ты не запросила в моем банке немного большую сумму, а то я сейчас был бы владельцем замка Мэлорн!

От этих слов у Эмери болезненно сжалось сердце. И не столько из-за того, что у нее была реальная возможность в буквальном смысле остаться на улице, сколько из-за тона, которым разговаривал Лекс.

— Неужели тебе мало того, что ты со мной сделал?! — изумленно воскликнула она.

— После того что ты сделала со мной — мало!

— Я всего лишь помешала тебе жениться. Ни о каком финансовом ущербе не было и речи. А ты разорил меня! Пустил по миру!

— Не нужно было лгать на моей помолвке! — крикнул Лекс, вскакивая из-за стола. Кресло на колесиках с грохотом откатилось за его спиной и стукнулось о стену.

Тогда Эмери выпрямилась во весь рост и тоже крикнула, сердито тряхнув темными кудрями:

— Так почему же ты молчал? Почему не уличил меня во лжи? Ведь тебе-то была известна правда!

— Я просто онемел от изумления, — сверкнул он глазами. — Сначала у меня еще оставалась надежда, что это лишь неудачная шутка, но, когда после поцелуя ты продемонстрировала обручальное кольцо, я понял, что твоя акция была запланирована давно. — Лекс на мгновение умолк, словно вернувшись мыслями в тот день. — К тому же Селия, не снеся позора, убежала…

Услышав последнюю фразу, Эмери коротко и зло рассмеялась.

— Ты тешил себя иллюзиями тогда, продолжаешь это делать и сейчас. Что ж, вольному воля… Не смею тебя больше задерживать, наслаждайся местью. Она удалась тебе на славу! — С этими словами она повернулась на каблуках и зашагала к выходу. Через минуту за ней захлопнулась дверь.

Пэдди, встревоженный и даже как будто слегка побледневший, встал из-за своего рабочего стола при ее появлении.

— Эмери, ты…

Она кивнула ему.

— Всего хорошего, Пэдди. Не обращай внимания. У нас с Лексом свои… счеты. — Сердито стуча каблуками, она пересекла приемную и взялась за ручку двери, ведущей в коридор.

В эту минуту за ее спиной раздался голос Лекса:

— Постой!

Но Эмери больше не могла с ним разговаривать. Ей даже видеть его сейчас не хотелось. Для этого у нее просто не осталось сил.

— Оставь меня в покое! — едва повернув голову, зло бросила она через плечо. Затем, оказавшись в коридоре, с грохотом захлопнула за собой дверь приемной. После чего, не останавливаясь и кипя гневом, быстро направилась к лестнице. Ей хотелось поскорее покинуть этот ненавистный банк, а особенно его самоуверенного, непроходимо тупого и толстокожего хозяина. — Безмозглый кретин! — бормотала она, сбегая по ступенькам.

Однако далеко убежать ей не удалось. Не более чем через несколько мгновений ее настиг все тот же до боли знакомый голос:

— Да подожди ты! Несешься как угорелая… Будто кто гонится…

Будто нет! — мелькнуло в мозгу Эмери.

Дальше случилось то, из-за чего она в настоящее время хромала по замку с самодельным костылем, вместо того чтобы придумать и начать какую-нибудь новую деятельность — приносящую доход, разумеется, потому что сидеть без денег ей было непривычно.

— Ты отстанешь от меня наконец? — воскликнула Эмери, резко обернувшись к догонявшему ее Лексу. Именно в этот злополучный момент у нее и подвернулась нога, да так, что туфля слетела со ступни и поскакала вниз по ступенькам. — Ох! — вырвалось у Эмери, которая на миг словно ослепла, потому что в глазах у нее потемнело от боли. Правда, в последнюю долю секунды ее сознание отметило, что спешащий сверху Лекс держит забытый ею впопыхах в его кабинете саквояж, из-за которого, вероятно, и отправился за ней следом. И тут же как подкошенная она шлепнулась на ступеньку, принявшись поглаживать щиколотку. Перед ее взором словно расцветали огненные хризантемы, а в голове то и дело вспыхивало: боже мой, как некстати! Заметив краем глаза, что Лекс двинулся к ней, Эмери, цепляясь за лестничные перила, поднялась и попыталась сделать шаг… но в ту же минуту охнула и вновь упала на ступеньку.

— Что еще такое? — ворчливо спросил Лекс.

Эмери молчала, кривясь от боли и чувствуя, что, если произнесет хоть слово, из ее глаз брызнут слезы. Она никак не ожидала, что к мучениям морального порядка прибавятся еще и физические. Для одного дня это было слишком!

— Что у тебя с ногой? — последовал новый недовольный вопрос.

Собравшись с силами, Эмери буркнула:

— Ничего…

— А если ничего, то почему расселась посреди лестницы? Людям ходить мешаешь…

Неприкрытая грубость, с которой были произнесены эти слова, явилась для Эмери последней каплей. Ее горло сжал спазм, и не успела она опомниться, как по щекам градом покатились слезы.

Ей вдруг все стало безразлично: и мнение окружающих, и то, что она сидит на лестнице банка, и что подумает о ней Лекс. Эмери оплакивала свою жизнь, карьеру, любовь… Все это кончилось, и возврата к этому не было.

Затем она услышала над головой сдавленное ругательство и сообразила, что произнес его Лекс.

Ах ты недоволен! — мелькнуло в ее мозгу. А я, думаешь, рада?

В следующую минуту Лекс произнес:

— Гейб? Пожалуйста, пригоните мой «линкольн» к подъезду. Я сейчас спущусь.

Когда Эмери подняла на него заплаканные глаза, он засовывал в карман брюк сотовый телефон.

— Давай-ка поднимайся, я тебе помогу.

Но она лишь покачала головой. Нога болела, как сломанная, и одна лишь мысль о том, чтобы встать и попытаться идти, вызвала новый приступ боли.

— Ну же, давай! — сердито прикрикнул Лекс, наклоняясь и крепко беря ее под локоть.

Его тон подействовал на Эмери, как удар хлыста. Сцепив зубы, она кое-как встала — в основном благодаря помощи Лекса. Он попросту поднял ее, проявив при этом завидную ловкость. Однако, выпрямившись, Эмери сразу оперлась о перила, перенеся вес на здоровую ногу.

Лекс несколько мгновений внимательно наблюдал за ней, потом присел на корточки и осторожно взял ее больную ногу.

— Не трогай! — вскрикнула Эмери.

— Погоди, дай осмотреть… Попробуй подвигать ступней…

Она попробовала и снова охнула.

— Ну, кости целы, — констатировал Лекс. — Отек, конечно, есть и, скорее всего, будет развиваться дальше. Но у тебя простое растяжение сухожилий.

— Почему же так больно? — простонала Эмери.

— Не знаю. Возможно, есть мелкие разрывы тканей… тогда тебе обеспечена большая гематома. — Он на минутку задумался, затем сказал: — Постой тут, я сейчас вернусь.

Как будто в таком состоянии она могла куда-то уйти! Эмери мрачно усмехнулась, кусая от боли губы.

Лекс вернулся быстро. Принес пластиковый стаканчик с водой и две таблетки.

— Проглоти, будет легче.

— Что это? — простонала Эмери.

Он насмешливо взглянул на нее.

— Думаешь, вдобавок ко всему я вознамерился тебя отравить?

— С тебя станется… — едва слышно пробормотала она.

— Не беспокойся, это обезболивающее.

Эмери схватила таблетки с его ладони и отправила в рот, сразу обе: терпеть боль уже не было сил. Затем давясь запила водой из стаканчика.

— Так-то лучше, — сказал Лекс.

В его глазах промелькнуло странное выражение, в котором Эмери заподозрила было оттенок сочувствия, однако эта мысль показалась ей совершенно неуместной в контексте текущих событий. Впрочем, непонятное выражение тут же исчезло. Зато, будто взамен, Лекс сделал странную вещь: решительно наклонился к Эмери и подхватил ее на руки. Она даже опомниться не успела, только пластиковый стаканчик выпал из ее пальцев и покатился по лестнице, почти повторяя путь туфли.

Сначала Эмери охнула от новой волны боли, потом воскликнула:

— Что ты делаешь? Зачем?

— Отнесу тебя вниз, ты ведь не можешь идти сама.

— Я не нуждаюсь в твоей помощи! Принес таблетки и спасибо, езжай по своим делам. А меня оставь. Я посижу немножко и пойду себе.

— Пойду! — передразнил ее Лекс. — Ты просидишь здесь вечность. А ехать мне сейчас никуда не нужно, я собираюсь отвезти тебя куда скажешь.

— Но я…

— Все, без возражений!

— Ты не понимаешь, я…

— Молчи!

После этого Эмери не осталось ничего иного, как обвить его шею руками.

Лекс спустился с ней по лестнице, затем на виду у всех, кто находился в операционном зале, отнес к выходу, где швейцар распахнул перед ним дверь.

— Все готово, мистер Сеймур, «линкольн» ждет вас, — произнес он с такой невозмутимостью, будто Лекс каждый день выносил из банка дам на руках.

— Благодарю, Гейб. — Через минуту Лекс со всей возможной осторожностью поставил Эмери возле стоящего напротив входа в банк «линкольна». Открыв дверцу переднего пассажирского сиденья, он сказал: — Прошу! Сама сядешь или помочь?

— Попробую сама, — не глядя на него, ответила Эмери.

Короткое путешествие на руках у Лекса произвело на нее сильное впечатление. В каком-то смысле даже потрясло. Нынешний день вообще стал для нее чередой потрясений, но это, последнее относилось к категории приятных, что само по себе было неожиданностью.

Лекс сам взял ее на руки, по собственному желанию! Фактически заключил Эмери в объятия, ведь без этого невозможно было бы сделать то, что он сделал. Ей осталось лишь прижаться к нему. И пока Лекс нес ее, она старалась не смотреть по сторонам, а потом и вовсе закрыла глаза, наслаждаясь ощущением его сильного тела и восхитительными запахами. Один она даже узнала — это был аромат лосьона для бритья, который окружал Лекса еще год назад, на приеме в честь объявления помолвки. Эмери вдохнула этот запах, когда целовала Лекса. И вот он снова дразнит ее ноздри и воображение.

Вероятно, Лекс пользуется этим лосьоном постоянно, подумала она, втянув воздух глубже.

Какое это было блаженство! Пока Лекс нес ее, Эмери даже про боль забыла, переживая череду упоительных ощущений.

Правда, быстро опомнилась, оказавшись на тротуаре перед автомобилем. Стоило ей лишь слегка наступить на больную — к тому же босую — ногу, как ее лицо исказилось болезненной гримасой.

Видя это, Лекс все-таки помог Эмери сесть, затем сказал, как недавно на лестнице:

— Побудь здесь, я сейчас вернусь.

Она кивнула и, все еще морщась, стала смотреть, как он идет к дверям банка — высокий, подтянутый, в идеально сидевшем на его стройной фигуре дорогом летнем костюме.

Наблюдение за уверенной и в то же время элегантной походкой Лекса явилось для Эмери своего рода болеутоляющим средством. Как модельеру ей было хорошо известно, что некоторым парням, поднимающимся на подиум для показа моделей одежды, приходится немало потрудиться, прежде чем они овладеют мастерством так непринужденно, раскованно двигаться. У Лекса это умение было врожденным. Не любоваться тем, как он идет, было невозможно. С такой естественной грацией двигаются, наверное, только хищники в африканской саванне.

Лекс действительно очень быстро вернулся, в одной руке неся саквояж Эмери, в котором находились жалкие остатки ее былой роскоши, а в другой — подобранную на лестнице туфлю.

Взяв туфлю и взглянув на свою уже изрядно распухшую ступню, Эмери мысленно поблагодарила небеса за то, что у нее есть милостиво оставленные в ее распоряжении судебными приставами домашние тапочки.

— М-да… — сказал Лекс, проследив за взглядом Эмери. — Надевать эту штуку не придется.

Она лишь прерывисто вздохнула вместо ответа.

Обогнув капот «линкольна», Лекс сел за баранку. Затем повернулся к Эмери.

— Ну, куда тебя отвезти?

С этим вопросом на нее с новой силой навалилось давешнее отчаяние. Понять, что испытывала Эмери, способен лишь человек, которому тоже довелось пережить подобный кошмар — когда к тебе приходят какие-то люди, предъявляют какие-то бумаги, после чего ты должен встать, уйти из своего дома и больше никогда туда не возвращаться.

Лекс нетерпеливо пошевелился на сиденье.

— Так куда?

В душе Эмери вновь поднялась волна гнева.

— Ведь сказано тебе было: оставь меня в покое, я сама разберусь со своими проблемами. Мне только и требовалось, что немного посидеть, а дальше…

— Ты не о том говоришь, — прервал ее Лекс. — Я задал конкретный вопрос: куда тебя отвезти?

— Никуда! — крикнула Эмери. — Мне некуда ехать!

Удивление, промелькнувшее в зеленовато-серых глазах Лекса, показалось ей издевкой.

— Некуда? — произнес тот.

Эмери взглянула на него как на сумасшедшего.

— Тебе трудно в это поверить? После всего, что ты со мной сделал? Не далее как сегодня днем твоими стараниями меня вышвырнули из квартиры, а сейчас ты удивляешься, что мне некуда податься?!

Лекс поджал губы.

— Ты получила судебное уведомление о конфискации твоей квартиры, так что у тебя было время подготовиться к выселению и позаботиться о крыше над головой.

— Как у тебя все просто! — воскликнула Эмери. — Да, прежде я долго не думала бы над этой проблемой, отправилась бы в гостиницу — и дело с концом.

— А сейчас что тебе мешает так поступить?

— Отсутствие денег, — язвительно пояснила она. — Видишь ли, так как ты меня разорил, то я сейчас практически не имею средств к существованию.

В ответ Лекс саркастически усмехнулся.

— Очень жалостливо звучит, сейчас пущу слезу. Да, я тебя разорил, но ты сама виновата. Тебе следовало сто раз подумать, прежде чем разрушать мою помолвку. Впрочем, — перебил он сам себя, — это мы уже недавно обсуждали. — Последовала короткая пауза, затем Лекс продолжил: — Все равно ты должна была позаботиться о каком-нибудь жилье. Разве нельзя было обратиться к друзьям, знакомым и…

— Нельзя, — хмуро произнесла Эмери.

Лекс вновь недоуменно взглянул на нее.

— Почему?

Она отвернулась.

— Вот когда сам останешься без денег, тогда поймешь, что значит оказаться за бортом. От неудачников все отворачиваются, бегут как черт от ладана, будто заразиться боятся. Ты ведь создал обо мне такое представление, будто я совершенно никчемная личность и к тому же творческий банкрот. Ну и финансовый, разумеется, тоже — тут ты особенно расстарался…

— Ладно, отбросим лирику, — в очередной раз перебил ее Лекс. — Ты обратилась к знакомым и тебе отказали в пристанище?

Губы Эмери изогнулись в кривой усмешке.

— Не то чтобы отказали, но, услышав мой голос, ссылались на различные предлоги и прекращали беседу. До обсуждения вопроса о предоставлении мне пристанища, как ты выражаешься, просто не доходило дело. Так что незачем тебе было трудиться, нести меня в автомобиль и тому подобное. Теперь высаживай обратно. Ехать никуда не нужно: нынешнюю ночь я проведу в парке на скамейке.

11

— Хм… На скамейке, говоришь?

Она пожала плечами.

— Ничего иного мне не остается.

— А тебе известно, представительницы какой профессии обычно коротают ночное время на городских скамейках?

— Догадываюсь, — криво усмехнулась Эмери.

Лекс покосился на нее.

— Учти, к тебе начнут приставать. Попытаются снять тебя на часок… или на всю ночь.

— Что ж поделаешь… Деньги мне сейчас нужны, так что постараюсь продать себя подороже. Может, кто-нибудь признает во мне Диззи Эмери и захочет побаловаться со знаменитостью, тогда сорву приличный куш.

Разумеется, это была шутка. Сквозь слезы. Образец черного юмора. Однако в глазах Лекса вновь промелькнуло странное выражение. Правда, Эмери этого не видела, потому что последние фразы произносила, глядя в сторону.

Несколько мгновений Лекс пристально смотрел на нее, потом молча повернул ключ зажигания. Звук ожившего двигателя заставил Эмери вздрогнуть. Теперь уже она покосилась на Лекса, но тот, не глядя на нее, тронул «линкольн» с места. На ближайшем перекрестке он повернул налево.

Некоторое время Эмери сидела тихо, словно выжидая, не скажет ли чего Лекс. Однако он тоже отмалчивался, хмуро сведя брови у переносицы, и следил за дорогой.

Наконец она не выдержала:

— Куда мы едем?

Он промолчал, возможно потому, что они приблизились к следующему перекрестку. Здесь горел красный свет, так что пришлось подождать. Эмери время от времени посматривала на Лекса, однако тот упорно делал вид, что не замечает ее взглядов.

Когда загорелся зеленый свет, Лекс повернул направо. Они проехали квартал, другой, и вдруг беспрерывно вертевшая головой по сторонам Эмери забеспокоилась: впереди находился фешенебельный спальный район Мейфлауэр, в котором, по ее прежним сведениям, жил Лекс. Правда, с тех пор минул год и он мог поменять место жительства, но в душе Эмери все равно возникла тревога.

— Куда ты меня везешь? — вновь с плохо скрываемым напряжением в голосе произнесла она.

Лекс усмехнулся.

— Ты ведь собиралась ночевать на скамейке, не так ли? Почему же вдруг разволновалась?

— Потому что скамейка представляется мне более безопасной, чем твое общество, — совершенно искренне призналась Эмери.

С его губ слетел смешок.

— Неужели? Ты до такой степени меня боишься?

— Я тебя презираю! — процедила она сквозь зубы. — Ты не погнушался разделаться со слабой и беззащитной женщиной!

Лекс вновь нахмурился.

— Даже слабая женщина несет ответственность за свои поступки. Сама подумай, среди женщин немало преступниц, и если они попадают в руки закона, то несут наказание. Их усаживают за решетку точно так же, как сильных, выносливых мужчин. Я бы подал на тебя в суд, если бы нарушенная помолвка подпадала под какую-нибудь криминальную статью. К сожалению, за подобные деяния не судят, так что мне пришлось позаботиться о наказании самому. И, разумеется, я подошел к данному вопросу скрупулезно, как ко всякому другому. Результат тебе известен.

— Не уводи разговор в сторону! — сердито воскликнула Эмери. — Я спросила, куда ты меня везешь!

— Уже привез, — неожиданно обронил Лекс, останавливая «линкольн» перед красивым двухэтажным особняком, состоящим из трех апартаментов с отдельными входами.

— Что это?

— Мой дом. Вернее, я здесь живу. А еще в этом здании проживает фабрикант с семьей и владелец сети спортивных магазинов, тоже с женой и детьми. — Лекс насмешливо взглянул на Эмери. — Так что бояться тебе нечего, кроме меня тут есть и другие люди.

— Что значит «кроме меня»? — прищурилась она. — Хочешь сказать, что…

Лекс сделал нетерпеливый жест.

— Переночуешь здесь, в моем доме. Все лучше, чем в парке на скамейке.

Эмери уставилась на него во все глаза.

— Ты предлагаешь мне провести ночь в твоей квартире?

— Ну не в палисаднике же! — с оттенком раздражения ответил Лекс. — Впрочем, если ты впрямь настроилась спать на свежем воздухе, дело твое. — Он мельком взглянул сквозь окошко автомобиля на аккуратно подстриженный газон. — Могу вынести тебе одеяло.

Эмери прикусила губу. Разумеется, перспектива валяться на газоне ей не улыбалась — пусть даже на таком красивом.

— Ты еще раздумываешь? — усмехнулся Лекс, проследив за ее взглядом. — Лучше соглашайся с моим предложением, пока я не передумал.

— Но…

— Тебя что-то смущает? — нахмурился Лекс.

С минуту Эмери молчала, продолжая кусать губы, потом сказала:

— Мне не хочется тебя стеснять.

— О, на этот счет не беспокойся! — иронично рассмеялся он. Затем ворчливо добавил: — Ты бы лучше проявила подобную щепетильность в другое время и в другом месте. Относительно же твоей боязни меня стеснить скажу следующее: если бы дела впрямь обстояли таким образом, я бы тебя сюда не привез. Понятно?

Она понуро кивнула.

— Да, но…

— У меня есть спальня для гостей, если ты это имеешь в виду, — пристально взглянув на нее, заметил Лекс.

Эмери почувствовала, что у нее заалели кончики ушей — счастье, что под пышными волосами этого не было видно.

— Ну если так… — протянула она, стараясь придать своему тону максимальное безразличие.

— Боже правый, она еще и ломается! — произнес Лекс в сторону, будто обращаясь к некоему невидимому собеседнику. Потом вновь повернулся к Эмери. — Ну, решено?

— Да… — Тише произнести это слово было невозможно.

Но Лекс расслышал. Коротко кивнув, он открыл дверцу и вышел из автомобиля. Затем, на глазах удивленной Эмери, зашагал по дорожке к крыльцу.

Куда это он? — успела подумать она, пока Лекс взбегал по ступенькам. В следующее мгновение она поняла, что он собрался открыть входную дверь.

Через минуту Лекс вернулся, распахнул дверцу переднего пассажирского сиденья, наклонился и деловито взял Эмери под локоть.

— Поднимайся. Я тебе помогу.

От места, к которому он прикоснулся, по ее телу немедленно распространились импульсы чувственного возбуждения. Они были так неожиданны и одновременно сладостны, что Эмери на миг замерла с приподнятым и обращенным к Лексу лицом. Их взгляды встретились. В этот момент Эмери словно испытала удар электрического тока.

Лекс почувствовал, как она вздрогнула, и поднял бровь.

— Что, нога?

Но Эмери, потрясенная внезапным шквалом ощущений, не сразу поняла, о чем он говорит.

— Нога? — растерянно переспросила она. — А… да… Не слишком сильно, но болит…

— Ну если не слишком, то поднимайся.

Он помог ей выйти, потом, когда она выпрямилась, балансируя на одной ноге, вдруг снова, как в банке, подхватил на руки.

И вновь Эмери сначала испытала шок, затем попыталась протестовать:

— Что ты… Зачем? — Ей казалось, что на них смотрят из каждого окна.

— Ведь не станешь ты прыгать к крыльцу на одной ножке! — отозвался Лекс.

Замечание было вполне резонным, так что Эмери, как и в прошлый раз, осталось лишь обнять Лекса за шею. После чего он понес ее к дому.

Чуть позже, в прихожей, не опуская Эмери, Лекс попросил ее потянуть за ручку входной двери, чтобы та закрылась. Она выполнила просьбу. Через мгновение раздался звук защелкнувшегося замка… и они остались одни. Остальной мир словно оказался отрезан от них — во всяком случае, так воспринимала происходящее Эмери.

Лекс по-прежнему держал ее на руках, и она обнимала его, словно для удобства, а сама таяла от пронзительного удовольствия. В доме царила тишина, и отсутствие звуков не просто создавало ощущение какого-то особенного уюта, а делало происходящее чуточку нереальным.

Еще больше это ощущение усилилось, когда Эмери случайно заметила, что отражается в большом, почти во всю стену зеркале: она сама на руках у Лекса. Увиденная картина выходила за рамки всякого воображения. Еще год назад Эмери даже надеяться не могла на нечто подобное, а сейчас, после всех перипетий, бесконечного количества взаимных упреков — пожалуйста, любуйся!

Она зажмурилась, словно стараясь навсегда запечатлеть в памяти соблазнительный образ. Через минуту Лекс понес ее наверх по лестнице.

При воспоминании о том, что случилось дальше, Эмери невольно пошевелилась на скрипучей старинной кровати в спальне замка. Ее тело словно наполнилось теплом из какого-то внутреннего источника, кожа запылала, щеки заалели румянцем.

Примерно то же самое происходило с Эмери, когда Лекс принес ее в спальню для гостей и осторожно опустил на покрытый толстым ковром пол.

— Спать будешь здесь, — кивнул он куда-то влево.

Эмери машинально повернула голову в том направлении, и ее взгляд упал на двуспальную кровать. При виде широкого ложа, она сразу испытала сильное смущение, хотя никаких поводов для этого не было. Ну кровать как кровать, что тут особенного?

Ничего, если бы это не был дом Лекса и сам он не держал бы Эмери в объятиях.

Между тем Лекс действительно продолжал удерживать ее в кольце рук. Вновь повернувшись к нему, Эмери увидела, что он рассматривает ее с таким выражением в глазах, будто лишь сейчас как следует разглядел.

Впрочем, возможно, так оно и было на самом деле. Может, лишь сейчас, после стольких лет знакомства, разрушенной помолвки и всего, что затем последовало, Лекс впервые увидел настоящую Эмери, которую больше не затмевал романтический образ Селии.

Смутившись еще больше, она пошевелилась в его объятиях.

— Пусти…

Лекс прищурился.

— Разве нога у тебя больше не болит?

Только после его вопроса Эмери обратила внимание на то, что боль в ноге если не исчезла совсем, то стала терпимей. Очевидно, принятые таблетки подействовали.

— Э-э… уже меньше.

— Хочешь сказать, что сама дойдешь до постели?

Эмери быстро взглянула на Лекса.

— Зачем?

Он рассмеялся.

— Чтобы сесть. Не будешь же ты до ночи стоять посреди комнаты!

— Но разве… — Разве здесь больше некуда сесть? — хотела сказать Эмери. Однако, обведя взглядом комнату, не увидела ни стула, ни кресла, ни даже какого-нибудь пуфика.

— Мои гости редко остаются на ночь, — пояснил наблюдавший за ней Лекс. — Поэтому комнатой почти никто не пользуется. А если я приглашаю сюда дам, то они спят в моей постели.

Повернувшись к нему, Эмери заметила в его глазах лукавые искорки.

— Но так как ты не моя дама, будешь спать здесь, — продолжил он. Потом задумался на минутку и добавил: — Собственно, ты первая женщина, которая проведет ночь на этой кровати.

Эмери вновь пошевелилась.

— Что ж, если больше не на чем сидеть, придется примениться к условиям.

— То есть ты все-таки собираешься добраться до постели самостоятельно?

Ей меньше всего хотелось пользоваться помощью Лекса, однако уверенности, что она сможет преодолеть расстояние до кровати самостоятельно, не было.

— Я… — начала Эмери и умолкла, отведя глаза.

Лекс вновь издал смешок.

— Вот такой ты нравишься мне больше.

— Какой?

— Растерянной, неуверенной, сомневающейся. Сейчас ты совсем не похожа на ту Эмери, которую я знал.

— Ты никогда меня не знал. — Не успев договорить, Эмери замерла. Слова слетели с ее губ неожиданно для нее самой, и она сразу пожалела о том, что произнесла их. Они давали Лексу повод для расспросов, которые могли вывести разговор на не приемлемую для обсуждения тему — с точки зрения Эмери, разумеется.

Однако Лекс не стал ни о чем расспрашивать. Вместо этого он медленно произнес:

— Возможно, ты и права. Долгое время для меня существовала только одна женщина.

— Знаю, Селия, — буркнула Эмери.

Лекс кивнул.

— Верно. Других я просто не замечал. То есть я их, конечно, видел и разговаривал с ними, но… — На мгновение умолкнув, он добавил: — Так было и с тобой. На приеме по доводу нашей с Селией помолвки ты показалась мне почти незнакомкой. Да и сейчас… — Лекс вновь умолк. С минуту он продолжал рассматривать Эмери, потом скользнул ладонью вверх по ее плечу, возле лица чуть задержался и, наконец, провел по губам большим пальцем.

Его жест мгновенно вызвал у нее бурную реакцию. Ей стало трудно дышать, и, как она ни пыталась замаскировать свое волнение, из этого ничего не вышло. Все кончилось тем, что она с ужасом увидела, как Лекс рассматривает ее вздымавшуюся грудь.

Он делал это так, будто Эмери была обнажена.

Налюбовавшись соблазнительным зрелищем вдоволь, Лекс посмотрел Эмери в глаза. И в тот миг, когда их взгляды сошлись, она вообще на какое-то время забыла, что нужно дышать. Потому что ей стало ясно: Лекс все понимает. Причины ее возбужденного состояния ему прекрасно известны.

Он знает, что я хочу его!

Ну и что? Ничего страшного. Лишь бы не догадался, что я люблю его! — промчалось в ее мозгу.

Лекс взял ее лицо в ладони и стал медленно наклоняться.

— Что ты делаешь? — едва слышно пролепетала она. — Зачем это?

Его губы прильнули к ее приоткрытому рту.

По телу Эмери пробежала дрожь, которую наверняка ощутил и Лекс. Чуть крепче сжав ее лицо в ладонях, он проскользнул языком между ее зубов — поцелуй сразу стал глубоким, страстным, даже яростным, похожим на схватку двух противников, каковыми они в известной степени и являлись.

Вскоре Эмери почувствовала, что ладони Лекса переместились на ее спину и заскользили там, будто в поисках чего-то. Чего именно, она поняла, ощутив слабую вибрацию, которую создавал сдвигаемый вниз по спинке платья ползунок молнии.

Спустив его до упора, Лекс принялся за платье. Вскоре и оно соскользнуло по плечам Эмери. Она издала протестующий звук, прозвучавший очень слабо и неубедительно, в основном потому, что поцелуй продолжался.

Неудивительно, что Лекс проигнорировал столь вялую попытку сопротивления и вновь стал шарить по спине Эмери в поисках какого-то нового объекта.

На сей раз она быстро догадалась в чем дело: Лекс хотел нащупать застежку бюстгальтера. Однако тут его ждал неприятный сюрприз, потому что она находилась спереди. В результате, воспользовавшись некоторым замешательством Лекса, Эмери уперлась ладонями в его грудь и отстранилась. Таким образом поцелуй прекратился, хотя, чтобы осуществить это, ей потребовалось собрать воедино всю свою силу воли.

— Что ты делаешь? — слегка задыхаясь, в свою очередь спросил Лекс.

— Я… не хочу… — пробормотала она, с трудом соображая, что говорит, но осознавая необходимость произнести какие-то слова.

Лекс вновь пылающим взором обвел ее вздымавшуюся грудь — на этот раз полуобнаженную, — задержавшись на выделявшихся под кружевами напряженно сжавшихся сосках.

— Кого ты пытаешься обмануть? — хрипловатым от возбуждения голосом произнес он. — Ты желаешь секса так же, как и я. — Он порывисто притянул Эмери к себе, и она почувствовала, как нечто твердое уперлось ей в живот. В то же время ее пронзил столь сильный эротический импульс, что она едва успела подавить стон страсти, который абсолютно противоречил бы заявлению «я не хочу». — Ведь так? — выдохнул Лекс, еще плотнее прижимая Эмери к своему разгоряченному телу.

— Лекс! — простонала она.

Он скользнул ладонью со спины Эмери на грудь и легонько сжал одну упругую выпуклость.

— Скажи «да», иначе продолжения не будет! — хрипло потребовал он. — Не хочу, чтобы потом судачили, что я не только разорил тебя, но и изнасиловал.

Эмери молчала, хватая воздух открытым ртом. Ее тело было охвачено пламенем, и все-таки она никак не могла поверить, что все это происходит на самом деле.

— Ну же! — настойчиво произнес Лекс.

Эмери молчала, словно испугавшись, что сейчас может произойти то, о чем она так давно мечтала. Через минуту, будто почувствовав, что Эмери нужно помочь принять решение, Лекс наклонился и прямо через кружева лифчика втянул ее сосок в рот.

Она изогнулась, не в силах устоять перед пронзительным удовольствием, впилась пальцами в плечи Лекса и застонала. Ей показалось, что это продолжалось бесконечно долго, но наконец она услышала:

— Да или нет? Мне нужно знать.

И Эмери выдохнула, словно бросаясь в пропасть:

— Да…

Не успел ответ слететь с ее губ, как Лекс припал к ним в коротком, но пылком поцелуе, будто спеша накрепко припечатать слово согласия.

Потом он подхватил Эмери на руки и в два шага преодолел расстояние до кровати. В следующее мгновение сорванное покрывало полетело на ковер, поверх него упало элегантное льняное платье Эмери. Не успела она опомниться, как обнаружила себя лежащей на прохладных простынях в жарких объятиях Лекса.

— Все так неожиданно! — вырвался у него горячечный и одновременно восторженный шепот, пока он скользил взглядом по ее совершенному обнаженному телу. — Это сводит меня с ума…

То же самое могла бы сказать о себе Эмери, если бы ее затянутое поволокой страсти сознание действовало в обычном режиме и практически все силы не уходили бы на то, чтобы просто дышать.

Она просто изнемогала от желания. Ни одному мужчине еще не удавалось приводить ее в подобное состояние. Это было настоящее исступление.

Между тем Лекс все продолжал ласкать Эмери — умело, настойчиво, беззастенчиво. Он словно знал, что она думает, и всякий раз делал именно то, чего ей больше всего хотелось — например, вновь ощутить, как его губы смыкаются вокруг ее сосков.

Правда, Эмери сама пригнула Лекса к своей груди, погрузив пальцы в его густые, коротко стриженные волосы. Так что ему осталось лишь втянуть в рот сначала один напряженный сосок, затем другой. Так, посасывая и покусывая отвердевшие розовато-коричневые кончики груди, он перемещался от одного к другому, пока сладострастные стоны Эмери не превратились во вскрики.

Но даже в эти знойные мгновения ей все еще не верилось, что тот самый Лекс Сеймур, ее тайный возлюбленный, причинивший ей столько страданий и нанесший множество ударов морального и финансового порядка, оказался способен доставить такое безмерное удовольствие.

Впрочем, вскоре выяснилось, что это еще не предел. Случилось это в тот момент, когда Лекс наконец налег на Эмери, предварительно раздвинув ее бедра своими, и властно вошел в нее, сразу до конца.

Она издала возглас страсти, и почти одновременно ее слух уловил хриплый стон Лекса. Затем он начал двигаться, и Эмери последовала его примеру, подхватив ритм.

Накал переживаемых обоими сладостных ощущений был так высок, что соитие не могло длиться долго. Особенно это относилось к Эмери, которая впервые в жизни лежала в постели с любимым человеком.

Вскоре она поняла, что теряет способность контролировать свои движения, и это стало началом ее изумительного взлета к вершинам наслаждения.

Спустя короткое время к Эмери присоединился Лекс. Она с упоением ощутила пробежавшую по его напряженному телу завершающую судорогу, а затем, внезапно ослабев, он всем весом навалился на нее — в чем тоже состояло для нее какое-то особенное удовольствие.

Впрочем, скоро Лекс пришел в себя настолько, чтобы скатиться на бок и не отягощать Эмери. И когда он это сделал, она испытала такое разочарование, что хоть проси его вернуться обратно.

Она уже жалела, что все так быстро кончилось. Пусть не было слов любви, а бушевала одна только страсть — все равно! Сам факт, что они с Лексом занимались сексом, будоражил Эмери не меньше, чем сам секс.

Но, немного отдохнув, Лекс все начал сначала. Разрешения больше не спрашивал. Зачем, если и так все ясно? Эмери тоже больше не пыталась остановить его, как было вначале.

Они занимались любовью всю ночь, но, похоже, так и не смогли насытиться друг другом. Остановило их, и то уже на рассвете, лишь физическое изнеможение…

Утром Эмери проснулась первой. Некоторое время любовалась раскинувшимся на постели Лексом. Потом грустно вздохнула и осторожно, стараясь не тревожить распухшую и посиневшую ступню, встала с кровати.

Странно, но ночью травма почти не давала о себе знать — вероятнее всего, благодаря принятым еще в банке таблеткам. Хотя Эмери хотелось верить, что любовь с Лексом сама по себе являлась обезболивающим средством для ее ноги. Но сейчас щиколотка уже ощутимо ныла. И унять эти тягучие болезненные ощущения было нечем.

Возможно, у Лекса еще остались таблетки, но, чтобы выяснить это, пришлось бы его разбудить, а Эмери хотела улизнуть отсюда незаметно. Остаться она не могла. Создавать Лексу проблемы своим присутствием для нее было неприемлемо, а надеяться на нечто большее, нежели замечательный секс, смешно.

Поэтому морщась, но стараясь не шуметь, Эмери прокралась в ванную, где привела себя в порядок и оделась. Потом спустилась в холл, кое-как обулась в извлеченные из саквояжа тапочки и покинула дом. Отныне единственным местом, где она могла обрести крышу над головой, был для нее замок Мэлорн.

Но до него еще нужно было добраться. Размышления над этой проблемой в какой-то степени помогли Эмери не думать о событиях минувшей ночи, а также о том, что предпримет Лекс, проснувшись и обнаружив ее исчезновение.

Здравый смысл подсказывал, что ничего особенного Лекс предпринимать не станет, а лишь облегченно вздохнет, да еще, пожалуй, усмехнется, вспомнив, как — и с кем! — провел ночь.

12

Где-то недалеко, скорее всего в окружающем замок леске, ухнул филин.

Наверное, уже очень поздно, подумала взволнованная воспоминаниями Эмери, натягивая простыню до подбородка. Нужно наконец уснуть. Иначе завтра весь день буду чувствовать себя разбитой.

Так в действительности и случилось, однако по такой причине, о которой ночью она даже не догадывалась. Дело в том, что Айки не просто поселился в замке, как обещал, но устроился с максимальным для себя удобством.

Эмери узнала об этом утром, еще даже не встав с постели. Ей снился приятный сон, содержание которого она позже не смогла вспомнить, потому что он был грубо нарушен вторжением какого-то постороннего и крайне раздражающего шума. Больше всего он напоминал бы визг мощной электрической пилы, если бы в нем не присутствовал монотонный, но отчетливый ритм.

Спросонок Эмери долго не могла понять, какой механизм издает подобные звуки и откуда он взялся в замке. В том же, что источник визга и грохота находится в стенах замка, сомневаться не приходилось.

Лишь уловив среди общего рева протяжный и замысловатый гитарный перебор, Эмери сообразила, что это музыка. Причем того сорта, который она терпеть не могла.

Айки! Вот кто это все устроил! Конечно, кто же еще…

Ах негодяй! — думала Эмери, умываясь в крошечной ванной, которая изначально не была предусмотрена в этой спальне. Ее оборудовали уже позже, после перемещения замка из Шотландии, по заказу Ральфа Прескотта. Тот планировал устроить ванные в каждой спальне замка, но не успел осуществить свой проект. Завершить начатое отцом дело собиралась Эмери, но… тоже не успела.

Умывшись и одевшись, она захватила палку, вышла в коридор и остановилась, пытаясь определить, откуда несется какофония. К ее удивлению, оказалось, что звуки идут снизу.

Эмери направилась к лестнице и стала спускаться, попутно думая о том, как ей держаться с Лексом после вчерашнего поцелуя. Ведь она не очень-то сопротивлялась, тем самым дав Лексу дополнительное подтверждение уверенности, что ей нравится заниматься с ним сексом. С другой стороны, это и без того было очевидно.

Так ничего и не придумав, Эмери остановилась перед тяжелой двустворчатой дверью бального зала. Как ни странно, раздражающие звуки неслись отсюда, хотя прежде Эмери казалось, что в это большое помещение еще не проведено электричество. Впрочем, точно она не знала.

С усилием отворив одну украшенную сложной резьбой створку, Эмери перешагнула порог, и на нее сразу обрушилась вся сила раздирающего нервы «трэша». Наполовину оглушенная, она с изумлением уставилась в центр зала.

Там, прямо на каменном полу, темнел патентованный надувной матрас, а на нем возлежал Айки. Заложив руки за голову, он с видом довольного жизнью человека покачивал в такт ритму ногой, закинутой на колено другой. Вокруг него, на некотором расстоянии от матраса, стояло шесть динамиков, по всей вероятности включенных на полную мощность. Нетрудно было догадаться, что все это закуплено вчера вечером в деревне — как и валявшиеся у изголовья пустые коробки из-под попкорна и печенья.

Эмери задохнулась от возмущения.

— Эй! — попыталась она перекрыть музыкальный рев. — Что ты здесь устроил? Немедленно выключи свою лесопилку!

Находящийся в самом эпицентре звукового смерча, Айки не сразу заметил, что кроме него в зале появился еще кто-то. Но, даже увидев Эмери, он не предпринял никаких действий, чтобы уменьшить громкость.

— Что?

Хромая, Эмери приблизилась к матрасу на несколько шагов.

— Говорю, выключи эту дрянь!

— Тебе не нравится?! — воскликнул Айки с искренним удивлением. — Ты ничего не понимаешь, это система «Долби-сарраунд», а музыка — последний писк…

— Скорее визг! — крикнула Эмери. — От него деревья осыпаются в моем саду. Выключи немедленно!

Физиономия Айки расплылась в ухмылке.

— И не подумаю! Сейчас дневное время, можно немножко пошуметь. К тому же у тебя нет соседей. Красота!

— Немножко? — Эмери гневно стукнула палкой о каменный пол, но звука этого не услышала, он был сразу поглощен другим, более мощным. — Немножко?! Знаешь что, ты ведешь себя по-хамски! Позволяешь себе невесть что! А твой брат тебе попустительствует! Мало того что вы оба явились сюда без приглашения, так еще и…

Посреди фразы Эмери вздрогнула от чьего-то неожиданного прикосновения. Резко обернувшись, она увидела Лекса — из-за грохота невозможно было услышать, как он подошел. В следующую минуту он что-то сказал, но слов было не разобрать.

— Что? — сморщила Эмери лоб.

— Доброе утро! — громче повторил Лекс. — Идем завтракать!

— Куда-куда?

— Завтракать!!! — рявкнул он что есть сил. Затем взял Эмери под локоть и решительно повел к выходу.

Она едва успевала хромать за ним.

На завтрак Лекс приготовил сандвичи с ветчиной, майонезом, помидорами, салатным перцем и зеленью.

— Ешь как следует, — сказал он, наливая в чашку кофе и ставя перед Эмери, — у тебя бледный вид.

Еще бы! — пронеслось у нее в голове. Конечно, будет бледным, если вместо сна предаваться воспоминаниям о постельных утехах.

— Спасибо, — ворчливо произнесла она, невольно прислушиваясь к музыкальному грохоту, доносившемуся даже в столовую. — Твоему младшему брату не следует злоупотреблять моим терпением. Что за бивуак он устроил в бальном зале! Так хотя бы без грохота…

Лекс кивнул.

— Согласен. Но и тебе не следует воспринимать его выходки всерьез. Чем меньше будешь обращать на них внимания, тем быстрее он успокоится. И наоборот.

— Попробуй тут сохранить хладнокровие, когда с раннего утра твои барабанные перепонки подвергаются такому испытанию, — хмуро пробормотала Эмери, помешивая ложечкой кофе. — Разве тебе самому приятно это слушать? — кивнула она на закрытую дверь, сквозь которую тем не менее проникали скрежещущие рулады.

Лекс пожал плечами.

— Ну… если говорить о самой музыке, то я больше привык к стилю «хард-энд-хэви». «Металл» тоже люблю, а «трэш»…

Эмери со звоном положила ложечку на блюдце.

— Да пусть бы он хоть вальсы Штрауса слушал, но зачем же так громко?!

— Не беспокойся, — беспечно махнул Лекс рукой, — скоро ему самому надоест.

— Скорее бы… — вздохнула Эмери. — А вообще, ты мог бы отправить его домой.

Минутку подумав, Лекс согласился.

— Мог бы. Но… Впрочем, мы уже обсуждали эту тему.

— Да, знаю. Ты старший брат Айки, тот видит в тебе отца и все такое… Но при чем здесь я?

Лекс усмехнулся. По-видимому, его веселило возмущение Эмери.

— Брось, не кипятись. Ну, поживет здесь парень несколько дней, тебе жалко, что ли?

Ее ресницы взлетели.

— При чем здесь это? Я вовсе не о том…

— Послушай, у тебя нет повода для беспокойства. Уверяю, Айки скоро утихомирится, просто немного потерпи. Я хотел поговорить с тобой о другом.

В данную минуту Эмери больше всего возмущало поведение Айки, об этом она и думала, поэтому, не придав особого значения словам Лекса, сказала:

— О чем?

— Собственно, я собирался продолжить наш вчерашний разговор.

— Какой? — машинально спросила Эмери, все еще продолжая кипятиться.

— Тот, что начался в саду, на скамейке, — ответил Лекс, пристально глядя на нее.

Она вздрогнула: Лекс застал ее врасплох. Воспоминания о вчерашнем поцелуе волной нахлынули на нее, вызвав появление румянца на щеках.

— Вот видишь, стоило немного подкрепиться и бледности как не бывало, — негромко заметил Лекс.

Подняв голову, Эмери увидела лукавые искорки в его выразительных зеленовато-серых глазах. Он прекрасно понимал, почему она покраснела! От этой мысли Эмери совсем залилась краской.

— Хм… ладно, не смущайся, я пошутил. Но дальше буду говорить серьезно. Помнишь, когда ты вчера уходила, я крикнул вслед, что у меня есть для тебя предложение?

Она подняла глаза и тут же опустила. Смотреть на Лекса было выше ее сил.

— Вижу, помнишь, — усмехнулся он. Затем, после некоторой паузы, добавил: — Не буду тянуть, перейду прямо к делу. Мне хочется, чтобы то, что произошло между нами у меня дома, повторялось чаще.

Эмери вновь вздрогнула.

— Ты хочешь…

— Еще, — коротко и абсолютно серьезно произнес Лекс, глядя ей прямо в глаза. — Мне понравилось заниматься с тобой сексом, и я знаю, что тебе — тоже. Нет-нет, не пытайся возражать! Меня тебе не обмануть. Я видел твои глаза той ночью, ощущал трепет… — Он потер пальцами лоб. — Мне самому странно, но, оказывается, мы с тобой идеальные любовники.

Эмери растерянно разинула рот, потом, спохватившись, захлопнула… и снова открыла:

— Но разве не ты сказал, что не для того сюда приехал, чтобы повторить наше… э-э… маленькое приключение?

Лекс негромко рассмеялся.

— Ты всегда веришь тому, что тебе говорят?

Она вспыхнула.

— А еще ты упомянул о своем решении прекратить преследовать меня. Это тоже ложь?

Он перестал улыбаться и медленно покачал головой.

— Нет, это правда. Я тебе больше не враг. Думаю, и ты мне тоже. Возможно, в прошлом между нами произошло самое большое недоразумение, какое только может случиться в жизни. И… нам не помешало бы лучше узнать друг друга. Поэтому я предлагаю тебе перевести наши отношения на иной уровень.

Эмери нахмурилась. Какие же это отношения, когда один человек любит другого, а тот лишь наслаждается физической стороной общения?

— Но как же… Ты живешь в Огасте, я здесь, в замке… — Она осеклась, увидев, как вдруг вспыхнули глаза Лекса.

Разумеется, тот мгновенно все понял: Эмери не отмела предложение сразу, следовательно, оно для нее приемлемо.

— Не вижу проблем, — гораздо более веселым тоном произнес Лекс. — Переезжай ко мне — и дело с концом!

— К тебе?! — Этого она не ожидала.

Лекс беззаботно пожал плечами.

— Ну да. Так мне будет удобнее о тебе заботиться. Все равно ты нуждаешься в моей помощи, пока не выздоровеешь.

— Надеюсь, скоро этот период закончится, — вздохнула Эмери.

— Значит, станешь жить у меня просто так. Придумаешь себе новое занятие в жизни… или вернешься к прежнему…

— А потом? — быстро спросила она.

Лекс отвел взгляд.

— Не знаю. Кто вообще может ответить на этот вопрос? Я уверен лишь в одном: нам следует насытиться друг другом, иначе ни мне, ни тебе не будет покоя. Понимаешь?

Эмери задумчиво кивнула. Конечно, он прав, только как ей быть со своей любовью?

— Я тебя не тороплю с ответом, — негромко произнес Лекс, пристально следивший за сменой выражений на ее лице. — Подумай и сообщи мне свое решение. Хорошо?

Чуть помедлив, Эмери кивнула.

— Да. — В следующее мгновение в ее глазах промелькнуло странное выражение, и она подозрительно произнесла: — Уж не нарочно ли ты вызывал сюда Айки, чтобы он своей музыкой выжил меня из замка и ускорил переезд к тебе?

Лекс только рассмеялся.

Утро следующего дня выдалось хмурым, но это было даже к лучшему: природа словно подстроилась под настроение Эмери, которое не могло быть хорошим как минимум по двум причинам. Во-первых, потому что спозаранку в бальном зале загрохотал столь любимый Айки «трэш». Во-вторых, из-за того, что после беседы с Лексом Эмери овладела тоска.

Она понимала, что Лекс увлекся ею, и в известной мере это ее радовало. Однако осознание быстротечности подобного увлечения засело в сердце червоточиной. По прошествии времени Лекс охладеет к ней и она останется наедине со своей истерзанной душой — израненной стрелами амура, как сказали бы лет триста тому назад.

Последняя мысль заставила Эмери усмехнуться: похоже, пребывание в стенах средневекового замка понемногу начинало влиять на образ ее мышления.

Спустившись в столовую, она обнаружила лишь накрытый к завтраку стол. Лекс и Айки отсутствовали. Впрочем, последнего Эмери и не ожидала увидеть, тот скорее всего валяется на матрасе возле акустических колонок, поглощая попкорн коробками. А Лекс, наверное, варит на кухне кофе, потому что не доверят это дело никому.

Эмери прошлась по комнате, немного постояла у одного из окон, сквозь которое ничего не просматривалось, потому что оно было затянуто плотным полиэтиленом. Потом направилась к столу и уже взялась за спинку стула, чтобы отодвинуть и сесть, как вдруг дверь отворилась. Эмери успела напрячься, подумав, что сейчас Лекс начнет спрашивать, не приняла ли она за ночь решения… но на пороге появился не он.

— Селия! — воскликнула Эмери с некоторым даже испугом. — Каким ветром тебя сюда занесло?

— Привет, — сказала та, поспешно закрывая за собой дверь. — Что тут у тебя за грохот?

— Это музыка, — пояснила Эмери, все еще не опомнившись от неожиданности. Затем она внимательнее взглянула на сестру. — А ты замечательно выглядишь!

Верная себе, Селия была в воздушном шифоновом платье, просторность которого все же не могла скрыть беременности.

— Благодарю. Так и знала, что найду тебя здесь. Пэдди Снайпс рассказал своей матери, что ты повредила ногу на лестнице банка, та позвонила мне, и я решила выяснить, насколько все серьезно. Ведь ты сидишь на бобах, денег у меня брать не желаешь, ну и вообще… Как ты? Может, поедем ко мне?

— Не волнуйся, мне уже лучше. Простое растяжение… Ой, ведь здесь Лекс! — вдруг спохватилась Эмери.

Селия побледнела.

— Что-о?!

— Ах ты боже мой… Ты на автомобиле? Давай-ка скорей поезжай обратно, за меня не беспокойся, позже я обязательно позвоню. Правда, мобильник у меня забрали, но как-нибудь… Словом, созвонимся, а сейчас ты лучше ступай, пока не столкнулась с…

Эмери замерла, не договорив, потому что дверь столовой отворилась и на пороге появился… Айки!

— Лекс, я не могу… А, его здесь нет… — Он обвел взглядом столовую и вдруг изумленно разинул рот. — Селия?

Эмери показалось, что Айки покачнулся — так сильно подействовала на него неожиданная встреча с любимой женщиной.

— К-какой сюрприз! — взявшись за дверной косяк и слегка заикаясь от волнения, произнес он. — Кто бы мог подумать, что я увижу тебя здесь…

Повисла пауза. Несколько мгновений Айки с немым обожанием вглядывался в лицо Селии. Потом обежал глазами всю ее фигуру, заметил живот, и в его глазах словно промелькнула тень.

— Здравствуй, Айки, — сдержанно произнесла Селия. — Рада тебя видеть. Но я тороплюсь, так что…

— Ну что ты встал на пороге! Позволь пройти… — вдруг раздалось за спиной Айки.

Не сводя глаз с Селии, тот машинально посторонился, и в столовую с горячим кофейником в руке шагнул Лекс.

— Дьявол! — вырвалось у Эмери.

— Что? — Лекс поднял голову и тоже остановился как вкопанный. — Селия? — Казалось, он ошеломлен не меньше Айки, но через мгновение самообладание вернулось к нему. — Вы что, разве общаетесь? — резко спросил он, переведя взгляд на Эмери.

— Э-э…

Не зная что сказать, та вопросительно посмотрела на Селию, которая опустила глаза, потом подняла их и обронила, слегка пожав плечами:

— На твое усмотрение.

Тогда Эмери повернулась к Лексу.

— Так… иногда…

— Разве вы не… То есть я думал, что вы ненавидите друг друга?

Эмери и Селия переглянулись. Последняя едва заметно улыбнулась.

— Многие так думают, — вздохнула Эмери.

Селия вновь взглянула на Эмери, а затем быстро произнесла:

— Ну, рада, что со всеми повидалась… А теперь мне пора. Всего хорошего!

— Может, перекусишь? — спросила Эмери.

Но Селия качнула головой.

— Спасибо, у меня режим.

Видя, что она направилась к двери, Айки встрепенулся.

— Я провожу тебя!

— Хорошо. Но только до автомобиля.

— Конечно… Хотя я мог бы прокатиться с тобой и до деревни…

Селия что-то ответила, но Эмери не разобрала что, так как дальнейший разговор происходил уже в коридоре.

Лекс поставил кофейник на стол, вернулся к двери, закрыл ее и повернулся к Эмери.

Она нервно сплела пальцы под его пристальным взглядом.

— Что все это значит? — медленно произнес Лекс.

От его тона Эмери захотелось съежиться, стать маленькой, незаметной и забиться в какую-нибудь щель.

— Ты имеешь в виду…

— Этот визит, — сказал Лекс.

— Ну, просто Селия навестила меня, узнав, что я повредила ногу. Она думала, что травма серьезная и…

— Хорошо, понятно. А все остальное?

— Что?

Лекс сунул руки в карманы джинсов.

— Послушай, хватит юлить. Думаю, все это как-то связано с моей разрушенной помолвкой. Так что рассказывай. Я имею право знать.

Да, подумала Эмери, это правда.

— Что ж, могу рассказать, — вновь вздохнула она. — Только не уверена, что ты захочешь слушать.

— Не волнуйся, — мрачно усмехнулся Лекс. — Если станет невмоготу, я тебя остановлю.

Эмери отошла к окну и остановилась, ломая пальцы. Ей живо припомнились времена, когда Лекс ухаживал за Селией, полагая, что их чувства взаимны. Та же просто терпела его общество. Но Лекс об этом не догадывался, принимая сдержанность за целомудрие. А прекрасно осведомленная об истинном положении вещей Эмери терзалась осознанием вопиющей несправедливости.

— Даже не знаю, с чего начать… Видишь ли, как ни горько тебе будет узнать, но раз уж ты хочешь… Словом, Селия никогда не любила тебя.

— Вот как?

Внешняя невозмутимость Лекса была обманчива. Эмери догадывалась, что сейчас творится в его душе.

— Она просто не хотела никого расстраивать. Особенно твою мать, Джоан. Ведь та, как и, впрочем, почти все остальные, считала, что вы с Селией самой судьбой предназначены друг для друга. В действительности же Селия любила другого.

— Пэта Кавана, — медленно произнес Лекс.

Эмери взглянула на него, и ее сердце сочувственно сжалось. Ей ли не знать, что означает неразделенная любовь! А ведь Лекс только сейчас узнал об односторонности своих чувств…

— Да, — тихо подтвердила она.

В те времена, о которых шла речь, Пэт Каван был молодым, недавно окончившим университет, подающим надежды прозаиком. Известность пришла к нему внезапно, после публикации сатирического романа острой политической направленности. Он вдруг стал модным, его начали всюду приглашать, тем более в родной Огасте. На одном из приемов Пэт познакомился с Селией, и очень скоро оба поняли, что не могут жить друг без друга. А тем временем Джоан — самая близкая подруга покойной матери Селии — вовсю готовилась к грядущей свадьбе Лекса.

— Ты знаешь, как Селия относилась к Джоан, — сказала Эмери. — В каком-то смысле она заменила ей мать. И Селия просто не представляла, как сказать Джоан, что свадьбы не будет.

— Обратилась бы ко мне… — хрипло произнес Лекс.

Эмери усмехнулась.

— Тебя ей тоже не хотелось огорчать.

Лекс вдруг сверкнул глазами.

— Вы с Селией вдвоем устроили все дельце, верно? Я имею в виду скандал во время помолвки.

Она молча кивнула. Скрывать правду больше не имело смысла. Селия неспроста убежала тогда из полного гостей дома Джоан, они с Эмери договорились об этом заранее. Если бы Селия осталась, ей было бы гораздо труднее выпутаться из ситуации. А так все решалось одним махом: оскорбленная невеста убегает и больше не желает видеться с изменником-женихом. Простой и изящный ход. Идея принадлежала Эмери.

— Значит, все думали, что вы с Селией живете как кошка с собакой, а на самом деле вы были настолько дружны, что ты решилась ради нее на такой экстравагантный поступок! — Лекс произнес это с оттенком восхищения.

Думай как хочешь, промелькнуло в голове Эмери. В действительности я разрушила вашу помолвку не только ради Селии. Но тебе об этом никогда не узнать.

— Теперь понятно, почему Селия так быстро выскочила замуж за этого Пэта Кавана… — протянул Лекс.

Наступила долгая пауза. Лекс несколько раз прошелся по столовой из угла в угол, искоса поглядывая на Эмери. Та стояла молча, то сплетая, то разъединяя пальцы и не сводя с них взгляда. Но в какой-то момент она осознала, что Лекс остановился напротив и задумчиво смотрит на нее.

— Что-то здесь не так, — слетело с его губ.

— Ты мне не веришь? Тогда спроси Селию, пусть расскажет сама.

— Я не о том. Все пытаюсь понять… Как-то некрасиво получается: Селия обрела все, что хотела, ты же, наоборот, всего лишилась.

Эмери коротко рассмеялась.

— Ну, тогда я еще не знала, каковыми окажутся последствия моего дурацкого поступка!

— Правильно, — подхватил Лекс. — Тогда ты руководствовалась другими соображениями. У тебя была своя выгода в этом деле.

Смех застыл на губах Эмери. Лекс так близко подошел к разгадке тайны того злополучного дня, что мороз пробежал у нее по коже.

— Что ты, какая может быть выгода! — Эмери вновь рассмеялась, на этот раз очень искусственно.

— Такая, что я остался свободен, — тихо сказал Лекс. Не успела Эмери опомниться, как он подошел к ней, взял за подбородок и заглянул в глаза. — Все дело во мне, да?

— Лекс, прекрати, я…

— Ох, чует мое сердце, что Джоан все-таки права.

— Пусти… Что ты делаешь?!

— Ты… любила меня, верно? — Лекс взял ее лицо в ладони.

— Что за чушь… Я никогда… — Договорить Эмери не удалось. В горле у нее что-то пискнуло, и сразу же по щекам покатились слезы. — Пусти! — в отчаянии крикнула она.

— Любишь и сейчас, — еще тише произнес Лекс изменившимся от волнения голосом. — Вот почему твои глаза так сияли той ночью, когда мы…

Эмери вдруг стало до того обидно и одновременно так безразлично, что он о ней подумает, что она крикнула:

— Да! Люблю! Только такой толстокожий человек, как ты, мог этого не замечать… А теперь пусти меня и больше не прикасайся никогда!

Она рванулась, и ей даже удалось высвободиться, однако Лекс тут же схватил ее снова.

— Нет, постой! Я тоже должен тебе кое в чем признаться. — Убедившись, что Эмери слушает, он продолжил: — Меня недавно осенило… собственно, это произошло вчера… Я вдруг понял, что не только месть побуждала меня преследовать тебя. Нормальный человек не может столько времени пылать подобным чувством, а я пока считаю себя нормальным. Нет, поначалу так и было, мне хотелось отомстить. А потом… Словом, минувшей ночью я вдруг понял, что меня влечет к тебе не только жажда секса. — Он усмехнулся. — Это, конечно, тоже, но… Теперь мне известно, в чем загадка моего пристрастного к тебе отношения. Она проста до банальности. — Лекс провел кончиками пальцев по мокрой от слез щеке Эмери. — Хочешь узнать? Даже самому не верится, что я это говорю… — Прерывисто вздохнув, он произнес: — Я тебя люблю. Потому и преследовал тебя целый год, потом нагрубил там, на лестнице, когда ты подвернула ногу… боялся показать нежность. А сейчас не боюсь.

Лекс наклонился и прильнул к вздрагивающим губам Эмери. Забыв обо всем, она обняла его за плечи, и они слились в долгом поцелуе.

— Мое предложение остается в силе, — сказал Лекс немного погодя. — Я по-прежнему хочу, чтобы ты переехала ко мне. Правда, теперь я вношу небольшую поправку: ты поселишься у меня в качестве моей жены. — Он напряженно всматривался в глаза Эмери. — Как ты? Не возражаешь?

Она зажмурилась. Все происходило так стремительно, просто голова шла кругом.

Ресницы Эмери распахнулись.

— Нет, — твердо сказала она. — Не возражаю. Даже наоборот.

Лекс облегченно вздохнул. Потом, словно вдруг что-то вспомнив, полез в карман джинсов и вынул связку ключей. Те звякнули, и среди них что-то блеснуло.

— Сейчас… минутку… — пробормотал он, снимая что-то с общего кольца. — Конечно, я не настаиваю, да ты, наверное, и не захочешь, но раз уж такой случай…

Эмери с некоторым удивлением наблюдала за его действиями. Наконец Лекс протянул ей что-то, держа двумя пальцами.

— Сама понимаешь, приобреталось для другой, тебе, наверное, не подойдет… Кто же тогда знал, что дело так обернется… Словом, не обессудь и…

Однако Эмери уже во все глаза смотрела на зажатый меж его пальцев предмет — обручальное кольцо с крупным бриллиантом.

— Прости, что предлагаю это тебе, — добавил Лекс, — но, в конце концов, ты ведь сама тогда объявила о нашей помолвке… Как в воду глядела!

— Можно примерить? — прошептала она.

— О, конечно! Давай палец… Что? Неужели…

— В самый раз! — счастливо улыбнулась Эмери. — Будто для меня сделано.

— Нет, я могу сейчас же съездить за другим, и…

Она на миг задумалась.

— Не нужно. Пусть остается. На память о нашей долгой помолвке — протяженностью в год.

— Ты прелесть! — воскликнул Лекс и вновь принялся целовать ее. Потом неожиданно спросил: — А куда делось то кольцо, помнишь, которое ты тогда продемонстрировала собравшимся у Джоан гостям?

— Помню, — кивнула Эмери. — Примерно полгода назад я подарила его своей лучшей подруге на день рождения. Она живет в Хьюстоне, зовут ее Джейн. — Умолкнув, Эмери провела языком по губам. — А сейчас, дорогой, не поцелуешь ли ты меня еще разок?

Лекс выполнил эту просьбу с удовольствием, но лишь частично, потому что едва успел прикоснуться к приоткрывшемуся рту Эмери, как запиликал его мобильник.

— О дьявол! — простонал он, потянувшись к карману. — Вечно не вовремя…

Но Эмери поймала его руку.

— Знаешь что? Не отвечай, и все!

— Так просто? — изумился Лекс. — О, дорогая! — С этим возгласом он вновь прильнул к ее губам.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


На главную

Читать онлайн полностью бесплатно Хогарт Аурелия. Чужое счастье

К странице книги: Хогарт Аурелия. Чужое счастье.

Page created in 0.00874185562134 sec.


Источник: http://e-libra.ru/read/354090-chuzhoe-schaste.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Quot;Кенгуру" класс, задания и ответы Лунный календарь стрижка волос для здоровья

На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке На свадьбу в рубашке и бабочке

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ