Приглашение для шведской визы


"Беседер гамор!" или как мы посещали Землю Обетованную.

 

Вступление-отступление.

 

В августе 1998 года, когда мы в первый раз выехали на "заграничный отдых", в качестве дополнения к пляжам и достопримечательностям Кипра (см. соответствующие "заметки") нами был выбран двухдневный морской круиз из Ларнаки в Израиль и Египет. Причем, нас страшно забавляло, что в Израиль, где мы должны были посетить Иерусалим и Вифлеем, мы ехали (вернее, плыли) как греко-православные паломники! О чем и получили, кстати, соответстующие "дипломы", подписанные факсимильным клише тогдашнего мэра Иерусалима.

К слову сказать, в тот момент Израиль произвел не слишком приятное впечатление. Сначала пару человек израильские таможенники (очень суровые юноши и девушки) просто не впустили в страну, придравшись к каким-то сущим пустякам, вроде шутки о встрече с родственниками. Если учесть, что деньги за поездку люди заплатили, в общем, приличные, а провели этот день "на приколе" вместо обещанной экскурсии, ясно, что добрые чувства это не вызвало ни у кого, включая и успешно прошедших контроль пассажиров. В автобусе, которые везли нас из порта Хайфы к центру страны, нас сопровождали военные с автоматами (согласитесь, это немного нервирует), у водителя постоянно было включено радио, из которого часами звучала специфическая израильская музыка, довольно занудная и "восточная", на наш вкус и слух. Приехав в Вифлеем (мы начали посещение тогда с Храма Рождества Христова), мы отвращением узрели горы мусора на улицах (город-то и тогда был палестинским) и приставучих попрошаек. Обед в кошерном ресторане, сопровождавшийся той же (а, может, палестинской, но мы не заметили различий) музыкой, был абсолютно безвкусным, хотя и обильным.  В Иерусалим мы попали уже после полудня, в самый пик августовской жары. Ортодоксальные евреи у Стены Плача от подростков до стариков в черных суконных лапсердаках и черных шляпах, потные, с замусоленными пейсами, раскачивающиеся  при молитве, выглядели просто сумасшедшими!

В Храме Гроба Господня, поделенного четырьмя христианскими конфессиями, служители каждой из них деловито драли деньги (в любой, притом, валюте) за крестики, свечи, молитвы за здравие и за упокой, пузырьки со Святой землей, водой, освященным маслом и не помню еще, за что. "Паломники" суеты этой не только не убавляли, но еще и сильно прибавляли, фотографируясь в самых нелепых позах в "Главном" христианском храме мира. Раздражало это все ужасно и даже действительно интересная архитектура храма и очень профессиональный рассказ нашего гида не могли скрасить негативных эмоций. После всего этого довольно трудно было решиться поехать в Израиль на более солидный срок и при этом надеяться отдохнуть.

Однако человек предполагает, а Бог располагает. Так случилось, что уже после 1998 года в Израиль перебрались многие наши близкие родственники, в том числе моя родная сестра с семьей. Чтобы увидеться с ними, а также с некоторыми уехавшими друзьями, нужно было все-таки планировать поездку в Израиль, причем, не менее, чем на десять дней (если мы не хотели все время провести за столом у разных родственников и друзей). Мы позвонили всем по нескольку раз, после чего стало ясно, что "ничего не ясно" и планировать передвижения по Израилю придется "по обстоятельствам". То есть мы не знаем, к кому и когда мы попадем, и что успеем посмотреть. Зря мы так напрягались —  в конечном итоге, все вышло совсем даже неплохо!

 

Итак, несмотря на некоторое "внутреннее сопротивление", мы залезли в интернет на соответствующий сайт, скачали длиннющую анкету и заполнили ее, собрали необходимую кучу документов (включая и приглашение от сестры, разумеется). После чего 4-го мая отправилась я в израильское посольство довольно рано утром, чтобы прибыть не позже 8-ми часов. Как выяснилось, некоторые "тревожные" личности занимали очередь с 6-ти утра (посольство открывается в 9). Очередь была длинной и шумной. Особенно беспокойной она стала, когда выяснилось, что даже дамские сумочки с собой взять нельзя, их надо сдавать в импровизированную "камеру хранения" какой-то даме, торгующей здесь же страховыми полисами для отъезжающих. Плата за эту услугу составляет 20 рублей, при этом нужно запомнить (или записать) номерок, представляющий собой просто бумажку с числом, которую засунули в твою сумочку, иначе сложно будет получить ее назад. Потом началась суета при проверке мобильных телефонов – с теми, в которых есть фото- или видеокамеры, в посольство не пускали, их нужно было отдать охраннику. Так как у меня телефончик без этих прибамбасов, то я не в курсе, что нужно было запоминать или записывать, чтобы при выходе отдали твое наверченное сокровище.

Толкотня при входе привела к тому, что первоначальная очередь внутри сильно перепуталась. Самые сообразительные (в том числе и я), сразу заняли очередь в оба окошка:  в одном выдавали анкеты или нумеровали уже готовые, как у нас, из интернета, и принимали плату за визу (20$ в рублевом эквиваленте, желательно без сдачи!). В другом анкеты вместе с остальными документами принимались, бегло просматривались, и сообщалась дата выдачи визы в случае положительного решения консула. Небольшое помещение посольства до отказа забилось народом, заполняющим анкеты на столах, стульях, подоконниках и просто на стенах. Занявшие обе очереди, разумеется, оказались в лучшем положении, так как, пока они отстояли первую и заполнили анкеты, уже подошел их черед во второй. Остальные, понятно, этого терпеть не захотели и подняли обычный "совковый" скандал: все должны стоять одинаково, сначала в одной, потом во второй очереди. В общем, я порадовалась, что Феликс мирно работал в это время. Если бы он должен был подавать документы лично, мои заметки про Израиль остались бы где-то в параллельной вселенной. Он бы плюнул на все это и ушел бы минут через 15-20.

Примерно через три часа такой маяты я все-таки сдала документы и, к своему удивлению, узнала, что за визой я должна приходить аж через две недели! Дело в том, что посольства (не только израильское, другие тоже) работают очень любопытно: когда российские праздники – у них выходной, и когда их, национальные праздники, у них тоже выходной! В мае, как легко заметить, наших праздников совсем не мало, да еще День Израиля 12-го числа. А мы-то рассчитывали улететь не позже 15-го! Пришлось на свой страх и риск заказывать билеты на 20-е, так как 19-го нам должны были выдать (ну, или не выдать) визу. Правда, в положенные сроки и при небольшой, в общем, очереди, визу дали, да еще сразу на три года и многоразовую, так что ужас стояния в израильском посольстве теперь скоро нам не грозит.

 

Вылет-прилет.

 

Эпидемия забывчивости, сопровождающая потом всю нашу поездку (ничего, впрочем, непоправимого, но часто нелепое и смешное) началась прямо с утра  вылета. Уже в аэропорту Домодедово, когда мы немного пришли в себя после ошеломляюще подробного опроса службой безопасности компании El Al (нам было задано не меньше, чем пятнадцать вопросов, в том числе: кто укладывал наши вещи, кто покупал и паковал подарки и т..д., и т.п.), при обычном ленивом фланировании по Duty free меня вдруг неожиданно осенило! Оказывается, в последний момент я забыла на столике в коридоре косметичку с неким набором совсем необходимых и "дополнительных" вещичек. После лихорадочной ревизии содержимого сумочки выяснилось, что из "совсем необходимого" дома оставлен только тональный крем с SPF-защитой (читателям мужского пола можно не вникать в суть, просто понять, что при израильском солнце это ОЧЕНЬ нужная вещь). Пришлось купить…

Полет был достаточно комфортный, даже подушки, пледы и наушники для радио и телевизора присутствовали изначально, не нужно было о них просить. Кормили довольно вкусно, стюардессы были весьма предупредительны, хотя по-русски не понимали и не говорили. Контроль на выходе в тель-авивском аэропорту Бен Гуриона показался нам тоже непростым (вот наивные, мы не знали еще, каков он на входе!!!), но нас все-таки довольно скоро выпустили в объятия счастливых родственников.

Терминал, на который мы прилетели, еще совершенно "свеженький", закончен совсем недавно. Он довольно обширен  —  вряд ли сравним с лондонским Хитроу, но явно больше обоих Шереметьевых вместе взятых. Моя сестра с мужем (в дальнейшем, Анюта и Вадик) тоже слабовато пока ориентировались в этажах и переходах, поэтому мы немножко поплутали в поисках выхода на стоянку, где они оставили машину. Возможно, бурный обмен новостями при встрече тоже мешал сосредоточиться. Через некоторое время машина была все-таки обнаружена и, не прошло и сорока минут, как мы прибыли в Реховот, где Анюта с Вадиком и их дочерью Алиной живут уже шестой год.

Конечно, воспоследовало широкое застолье, процесс распаковки, разглядывания и примерки подарков, все это затянулось до поздней ночи. Некоторые попытки планирования дальнейших передвижений также имели место. Еще в аэропорту Анюта радостно сообщила нам, что на следующую субботу договорилась об экскурсии в Иерусалим с частным гидом (сразу скажу, что потом, из-за моей глупой ошибки, эта экскурсия не состоялась и в Иерусалим мы в этот раз не попали вообще).

А тем вечером мы, во-первых, договорились с моим троюродным братом Максом о поездке назавтра в Кесарию. Во-вторых, позвонив в Беер-Шеву нашему другу юности Игорьку, выяснили, что он может забрать нас на следующей неделе (вечером в среду) на пару дней и повозить немножко по стране (на обратном пути обязательно заехать в Нацерет к тете Феликса). В-третьих, у Вадика в воскресенье организовался отгул, и он пообещал нас отвезти на Мертвое море. Наконец, Анюта посоветовала обязательно зайти в ближайшие пару дней в "русское" экскурсионное бюро и выбрать одну-две экскурсии в те места, куда на этот раз не завезут друзья и родственники. В общем, на следующее утро мы начали наше путешествие по Земле Обетованной. Но сначала немного об "окружающей среде" во всех смыслах, чтобы тем, кому почти ничего неизвестно об Израиле, дать некоторое понятие обстановки.

 

Чуть-чуть о природе, климате, населении и совсем "почти ничего" об истории.

 

Израиль представляет собой довольно узкую (130 км в самой широкой части) и длинную (550 км) полоску вдоль Средиземного моря, вытянутую с севера на юг – от Голанских высот до Эйлата.  На этой полоске каким-то образом размещаются все имеющиеся на Земле климатические зоны, кроме вечной мерзлоты и тропической, причем, располагаются они не с севера на юг, как можно было бы предположить, а с запада на восток. Объяснение этого займет слишком много времени и пространства, поэтому отсылаю особо любознательных к специальным географическим изданиям или к хорошим путеводителям по стране (умоляю, не покупайте только путеводитель серии "Полиглот" по Израилю – более бесполезной книжки мы еще не встречали!).

На самой высокой вершине Израиля  (горе Хермон — 2282 м) и летом лежит снег,  в курортном Эйлате у Красного моря и зимой температура не опускается ниже 17-18 градусов. В Иудейской пустыне, пустынях Арава или Негев температура летом такая, что и писать страшно – компьютер расплавится!

Осадков, в общем, мало по всей стране, не считая Верхней Галилеи (под Голанами), где их выпадает до 600 мм в год (при этом в пустынях всего 20-25 мм в год). Идут дожди только с ноября по апрель, но "просто дождиком" их не назовешь – это ливни, после которых некоторые дороги превращаются в стремительные реки. Изредка зимой на Голанах, а также в Иерусалиме, Хевроне и Цфате выпадает снег. Кроме того, 50 дней в году (непредсказуемо, что зимой, что летом) дует жаркий восточный ветер с песком, называемый "хамсин". Еще бывает "шарав" – страшный зной при полном отсутствии ветра. Удивительно, что при таких погодных условиях Израиль имеет сельское хозяйство фантастической эффективности, не только обеспечивая свое население  мясом и молоком, хлебом, овощами и фруктами, но и экспортируя свою продукцию, особенно фрукты. Израильтяне разработали способ "капельного" полива, при котором вода доставляется по тонким трубкам прямо в прикорневую лунку растения, будь то кустик клубники или лимонное дерево. Это позволяет сильно экономить воду при выращивании всякой всячины даже в пустынях (а других сельскохозяйственных площадей в стране почти и нет). Кроме того, много овощей и  ягод выращивается под пленкой (теплицами при таком климате назвать этот способ как-то неловко), что тоже позволяет получать хороший урожай с меньшей затратой воды.

История Израиля, как цивилизованной территории, насчитывает не менее трех тысячелетий. Кстати, история евреев началась около четырех тысячелетий назад, с праотца Авраама, принявшего единобожие и пришедшего "по указанию Бога" из Месопотамии в Ханаан (тогда именно так называлась нанешняя территория Израиля). Потом внук Авраама со своими сыновьями, ставшими основателями "израильских" колен (кланов) уходит в Египет, где и формируется еврейский народ. В XII в. д.н.э. евреи, все еще живущие бедуинским "клановым" укладом, возвращаются в Ханаан – Землю Обетованную. И вот тут-то и начинается история сплошных войн и столкновений экономических и, как следствие, религиозных интересов самых разных государств. Это ужасно интересно и содержательно, но "краткий очерк" всего этого занимает в приличных путеводителях листов по 10-20. Я не хочу мучать вас датами и подробностями и постараюсь упоминать их только в случае, когда без этого трудно обойтись при описании некоторых достопримечательностей. Поэтому сразу перехожу к современности (ну, или почти современности).

Где-то в конце XIX в. появляется сионизм – движение за возвращение евреев в Страну Обетованную. Имена его лидеров – Вайсмана, Герцля и Жаботинского – увековечены теперь в названиях улиц любого населенного пункта в Израиле: от крошечного мошава (поселения типа совхоза) до крупнейших городов. К началу ХХ века евреи, в основном, из российских, украинских, белорусских и польских местечек (гонимые погромами или приверженностью сионистской идее), а также из США (ну, эти только за идею), небольшими общинами поселяются в Палестине. В это же время Лазарь Перельман (Элиезер Бен-Иегуда), родившийся в 1859 году в местечке Лужки Виленской губернии (тогда Российской Империи), одержим идеей  возрождения иврита – древнееврейского языка. Прихав в Палестину, он кропотливо восстанавливает язык Танаха (Ветхого Завета) и Талмуда ("Пятикнижия"). Если каких-то слов не находилось в первоисточниках, Перельман их придумывал или заимствовал из других языков. Как ни странно, вначале казавшаяся абсолютно сумасшедшей и несбыточной, идея дала плоды – иврит сейчас является государственным языком  Израиля и на нем (кто похуже, кто получше) разговаривают почти 7 млн. человек.

На мой слух, иврит не очень мелодичный язык, изобилующий многими "ф", "х", "ш" и подобными "глухими" звуками. Но ко всему можно привыкнуть и перестать замечать, со временем. Другое дело, что иврит непривычен не только слуху, но и "европейскому" глазу – письмо (и чтение, разумеется) осуществляется "наоборот", справа налево, как в арабском языке. Книгу, таким образом, нужно начинать читать с последнего (с нашей точки зрения) форзаца! К тому же пишутся только согласные буквы, а гласные (их очень мало) вставляются при чтении по определенным правилам. Что при переводе на ивритское письмо некоторых «иностранных» слов или фамилий приводит к смешным и нелепым путаницам. Самый доходчивый пример: написав на иврите фамилию Пушкин, прочесть ее вполне можно, как Фоскин! Впрочем, если вы решили поехать в Израиль в качестве туристов, вовсе незачем морочить себе голову проблемами иврита: страна реально четырехъязычная, больше половины населения владеет, кроме иврита, английским, не меньше миллиона (т.е., 20 %) – русским, еще 20-25 % — арабским. Если последний для туристов из бывшего СССР почти бесполезен (за исключением эрудитов из лингвистических вузов), то уж два других всегда помогут!

 Израиль как современное государство существует меньше 60-ти лет, с 1948 года, когда закончился период Британского мандата на Палестину. Начавшаяся сразу после этого война за независимость Израиля длилась почти два года, после чего были проведены выборы, в которых победила социалистическая (!) партия во главе с Давидом Бен-Гурионом. Израиль и сейчас представляет собой любопытную смесь капиталистического и социалистического укладов, здесь пока мало крупных частных предприятий, довольно сильна социальная защита и много "льготных" категорий населения. До сих пор существуют киббуцы – "идеальные" колхозы, в которых, действительно, все доходы и имущество (за исключением личной одежды, обуви, постельного белья и каждодневной посуды) является общественными.

Валюта Израиля называется NIS – новый израильский шекель, курс его плавающий, в тот момент, что мы были в Израиле, он составлял 4,37 шекелей за доллар. Средний доход израильтянина на сегодня составляет в пересчете на доллары с местной валюты 1400 $, но, как вы понимаете, эта цифра очень "общая", как любая средняя, и может дать лишь "общее" представление о среднем уровне жизни. Израильтяне уверяют, что они находятся на 17-м месте в мире по этому уровню. Вполне возможно. Все наши друзья и родственники, уехавшие в разное время и с разными личными обстоятельствами, живут, хотя и не одинаково, но никто все-таки не бедствует. Прожить можно и на пенсию, и на пособие по инвалидности, и на скромную зарплату (не говоря уж о некоторых "не совсем скромных" зарплатах военных врачей, программистов или банковских служащих). Львиную долю доходов съедает плата за квартиру (съемную или купленную в кредит, на "мошканту") и коммунальные услуги; еда, в общем, стоит, как и везде – вполне прилично можно питаться на сумму до 120-150 $  в месяц на человека. Хотя еда для израильтян – национальный вид спорта. Нам, во всяком случае, еще не приходилось видеть страну, где ели бы больше, чем в Израиле (правда, мы посетили пока чуть больше десятка стран, у нас все впереди!). Одежде и обуви уделяется гораздо меньше внимания (я не считаю Анюту, она страшная модница), и одеваются в Израиле довольно просто, если не сказать, плохо.

О, кстати! Такая вот примета, подсказанная мне сестрой: только русские (в смысле, из России) мужчины, неважно при этом, они насовсем приехали или на время, носят сандалии на носки – все остальные «на босу ногу»! Интересно, что и в Москве, приглядевшись (раньше это мне как-то не приходило в голову), я обнаружила то же самое… И еще, нигде больше, чем в Израиле, мы не видели такого количества дам солидных возрастов и комплекций, одетых, как подростки – в юбках или брюках на уровне «причинного места» и легкомысленных топиках, обнажающих животы таких форм, которые уже не назовешь «приятной округлостью». При этом, однако, не принято загорать топлесс или ходить в прозрачных платьях, это считается "дурным тоном".

Кроме того, наблюдается сильная пестрота в одеяниях многочисленных этнических и религиозных групп, из-за которых сегодняшний Израиль напоминает библейский Вавилон в период обрушения знаменитой башни.

Интересно, что ¾ из них, вроде бы, считаются евреями. Но исторически сложилось так, что "еврей" – понятие, касающееся не столько национальности, сколько религии: евреем можно стать, пройдя обряд "гиюра" и приняв иудейскую религию. Перейдя же в другую религию, евреем можно перестать быть. Кроме того, во времена "галахи" (рассеяния), когда евреи были разбросаны (и до сих пор тоже) среди других народов, они сильно ассимилировались, приобретая черты, привычки, перенимая культуру "соседей". Как пошутила наша одна из наших экскурсоводов: "В Израиле все привозное: нефть, газ, эвкалипты, даже евреи и те – привозные!".

Ныне в Израиле сосуществуют, пока не очень-то смешиваясь между собой, общины сефардов (евреев из стран Магриба и Испании), ашкеназов (европейских евреев), татов (горских евреев, в том числе, грузинских), бухарских, эфиопских, марроканских, йеменских и Бог знает, каких еще евреев! Цвет кожи и черты лица варьируют в самых широчайших пределах, одежда, культура и языки (кроме выученного или недоученного уже в Израиле иврита) этих "евреев" различаются между собой гораздо больше, чем, например, все то же самое у всех народов бывшего СССР. Примите во внимание также, что вместе с такими разными евреями на небольшой территории Израиля проживают и арабы, и бедуины, и черкесы (эти бежали с Кавказа из-за русско-черкесской войны). А еще попавшие в качестве членов семей русские, украинцы, белорусы, поляки и т.д. (продолжать можно до бесконечности).  Религиозных "разностей" тоже много. Даже среди иудеев имеются несколько "течений", главные из которых ортодоксальный иудаизм (ортодоксы, кстати, не признают даже государство Израиль, хотя живут полностью за его счет), "умеренный" (его приверженцы называют себя "дати") и "реформисты", самые "светские" из иудеев. Есть мусульмане (часть арабов и бедуины), христиане самые разные (католики, правослпвные и др.), самаритяне и ахмедиты (течения ислама),  друзы (хотя и вышли из Ислама, сейчас совершенно отдельная религия) и бахаи (о них подробнее приглашение чуть позже, когда буду писать о поездке в Хайфу).

Все это разнообразие приводит к любопытным социальным явлениям. При отсутствующем, в общем, расизме (нельзя услышать, скажем, в чей-либо адрес: "грязный негритос" или "вонючий белый"), присутствует, если так можно выразиться, "общинный национализм". Все, кто приехал из России, считаются русскими (ирония судьбы – в России были евреями, в Израиле стали русскими!), из Марокко – марроканцами и.т.д. Поэтому запросто можно услышать, как кого-то обругают "грязным русским" или "вонючим эфиопом". Доходит, впрочем, и до анекдотических случаев. Анюта лично была свидетельницей скандала в "русском" магазине, когда одна из покупательниц (украинка) обозвала другую (предположительно, еврейку из России) "жидовской мордой"!!! Это в Израиле!  После чего Арон (владелец "русского" магазина) сгреб с прилавка все покупки первой покупательницы, отказался принимать у нее деньги и выгнал ее с напутствием никогда в его магазин не возвращаться. Не знаю, чего здесь больше, смешного или грустного, но таковой факт имел место …

Из-за существующей разницы культур люди часто проживают компактными общинами, есть "русские" или "марроканские" кварталы, даже некоторые "русские" города. Вадик, который неплохо выучил иврит, из-за характера своей работы вынужден много ездить по всему Израилю. В одном из городков, спрашивая на иврите благообразную старушку о том, как проехать на какую-то улицу, он получил ответ на чисто русском языке: "Э-э-э, милай, мы тут по-яврейски не разговариваем!"  Хорошо, что русский для Вадика оказался родным языком, а вот что, в таком случае, делал бы израильтянин "другого" происхождения? Загадка…

Вообще-то, население Израиля довольно веселое (евреи бы не выжили без присущего им чувства юмора) и оптимистичное. Самое часто употребляемое в разговоре (и личном, и по телефону) выражение: "Беседер!" или "Беседер гамор!", что означает "Порядок" или, соответственно, "Полный порядок!" С таким настроением мы, в целом, и провели наше путешествие…

 

День первый. Кейсария и немножко Средиземного моря.

 

И вот, с утра мы (т.е. Макс, я  с Феликсом и Анюта с Алиной, а Вадик уехал рыбачить с приятелями на озеро Кинерет) бодро загрузились в Максову машину и поехали в сторону Кейсарии. Об исторической Кейсарии немного ниже, а для начала мы заехали в современный городок с виллами, ресторанами и полями для гольфа, чтобы на проспекте Ротшильда (еще, кстати, одно имя, увековеченное в названиях улиц чуть не каждого израильского поселка) посетить музей "Ралли". Нет-нет, к авторалли он никакого отношения не имеет. Это частный музей, созданный президентом лондонской группы банкиров "Ралли", причем не в единственном числе. Их уже четыре в разных странах, это, в некотором роде, "сеть", как у супермаркетов.

Музей "Ралли" в Кейсарии – красивое здание в мавританском стиле, окруженное ухоженным парком с беседками и скульптурами. В экспозиции собраны, в основном, работы современных латино-американских авторов, но есть немного Сальвадора Дали, несколько картин английских художников (например, Берил Кук – женщина с потрясающим чувством юмора!) и всяких еще симпатичных вещиц, преимущественно, сюрреалистических. Музей довольно большой (9 тыс. кв. м), картины и скульптуры располагаются свободно, для всех обеспечено прекрасное освещение. Что еще приятно – посещение совершенно бесплатное, на входе можно получить проспектик (с этого года и на русском языке) и  фотографировать можно все, что угодно!

Получив массу удовольствия от действительно интересных современных произведений искусства (ой, как мне понравились стеклянные композиции Моник Рансере!), мы поехали взглянуть на глубокую древность – Кейсарию историческую.

История этого города началась еще в VI в. д.н.э., когда тут поселились финикийцы. Небольшое поселение разрослось в городок под названием Башня Страбона и в эллинистический период (IV – I в. д.н.э.) сначала процветало, а потом было заброшено. За пару лет до начала новой эры заброшенное место выбрано царем Иродом Великим для строительства города, который вырос всего за 12 лет и был назван в честь римского цезаря (кесаря) Октавиана Августа, друга и покровителя Ирода. За такое недолгое время возвели огромный дворец, театр, амфитеатр, храм, бани, жилые кварталы, обнесенные высокой стеной с башней и воротами. Пресная вода поступала по двум акведукам (верхнему и нижнему), один из которых тянулся на 5 км. А еще была, в буквальном смысле, создана бухта для кораблей: естественная бухта в этом месте средиземноморья отсутствовала, поэтому в море опускались каменные глыбы, из которых сформировали дугообразный "волнорез" 400 м длиной! Внутреннюю гавань, по большей части, просто выкопали. Невозможно поверить, что все это было сделано, фактически, вручную!!! Потом, в течение еще пары веков, римляне городок расширяли, построили большущий ипподром для гонок колесниц и всякие хозяйственные сооружения.

А затем римлян у власти сменили византийцы, а тех – арабы, арабов – крестоносцы, за ними пришли мамлюки, а с середины VII в. и до 1917 года, как и всей территорией тогдашней Палестины, Кейсарией владели турки. Все они, каждый на свой лад, достраивал и перестраивал город. То, что после всех перестроек сохранилось, раскопанное и расчищенное несколькими археологическими экспедициями (первая была английской, еще в 1873 г.), сейчас называется "Национальный парк Кейсария".

Мы с большим интересом осмотрели примерно половину того, что доступно сейчас для туристов: развалины "дворца на рифе", театр и амфитеатр Ирода (там проходили гладиаторские бои), остатки римской стены, жилых кварталов (римских и средневековых), храма, римских бань, а также гавань и порт, уже сильно "обновленные".

Все постройки (вернее, то, что от них сохранилось) из светлого местного известняка замечательно гармонируют с пронзительной синевой моря и неба, дикие маки, цветущие среди упавших колонн, завершают пейзаж, настраивающий на размышления о вечности… как раз до момента, когда замечаешь скромно стоящую у римской колонны пустую винную бутылку с пластиковым стаканчиком! Сразу понимаешь, что жизнь продолжается! Поэтому, полюбовавшись напоследок прекрасно сохранившимися за пару тысяч лет мозаичными полами, мы двинулись в порт.

Это место, хотя и сохранило часть древних стен, уже дышит современностью. Пара-тройка кафе и ресторанчиков, дайвинг-клуб, небольшой кинозал,  несколько интересных галерей художников (все, что понравится, можно купить, если хватит денег). На аккуратно подстриженных газонах резвятся дети и собаки, пестрые палатки с мороженым и освежающими напитками заманивают "прохладными" картинками. Глядя на всю эту пляжную круговерть, мы как-то утратили решимость "непременно посетить все достопримечательности". Ипподром и акведуки, увы, остались без нашего внимания, на них не хватило сил и упорства. Мы поехали купаться!

Неподалеку от Кейсарии есть "дикий" пляж, который называется "Хоф Абоним", что означает "берег строителей". Пляж ракушечный, берег Средиземного моря состоит тоже из рыхлого ракушечника, в котором вода вымывает причудливые ямки, пещерки и лагуны. Переодевшись (под полотенцами) и намазавшись кремом от солнца, мы пошли бродить по этим ямкам и лагункам, отыскивая в них необыкновенно красивых морских обитателей: и актиний (морских анемон), и крошечных бурых крабиков, и водоросли самых разных форм и оттенков. Причем все это на небольшой глубине, буквально у самого берега. Побултыхались в прогретых солнцем "ямках", немножко поплавали, выпили сухого вина (почти горячего). В общем, отдыхали. Нажарившись под солнцем и нагуляв здоровый аппетит (к шести-то часам вечера), мы собрались  и доехали до ближайшего ресторанчика, где плотненько, по-израильски, поужинали, чтобы не умереть от голода по дороге домой.

Темнеет летом в Израиле часов в семь, поэтому в Реховот мы прибыли уже затемно. Конечно, опять болтали допоздна, делились впечатлениями с Вадиком (он, кстати, поймал большого карпа в Кинерете), смотрели на компьютере фотографии, которые отсняли за день, пили чай и легли спать около часа ночи.

 

День второй. Мертвое море и ландшафты Иудеи.

 

Просыпались мы что-то тяжеловато, несмотря на солнце и невероятный шум за окном часов с шести утра – это сначала работала специальная машинка (такой "пылесос наоборот"), которая выдувает с тротуаров и газонов всякий мусор, а потом очистительная машина проезжает и подбирает его.  Следом послышался стрекот газанокосилок. Жара, окна день и ночь открыты (вернее, раздвинуты), только жалюзи или, по-израильски, трисы, закрывают комнатное пространство. Поэтому звукоизоляции – ноль, все обо всех и про все знают. Вот с вечера Феликс задремал было (я еще не легла, завершая вечерний "намаз" кремом), а потом проснулся от громких стонов за окном. Испугался, думал, кому-то плохо. Я его успокоила (меня-то Анюта заранее предупредила), что это соседка из дома напротив и вовсе ей не плохо, а наоборот, очень даже хорошо!

Ну, это я отвлеклась. В общем, часам к десяти мы все-таки собрались, упаковали в сумку-холодильник всякую снедь и напитки, загрузили все это и себя теперь уже в машину к Вадику и поехали на Мертвое море.

Мертвое море – совершенно уникальное для нашей планеты образование, одно из последствий сирийско-африканского разлома, который начался 60 млн. лет назад и немножко продолжается до сих пор: Африка медленно удаляется от Евразии и, когда это произойдет окончательно, Израиль окажется на африканском континенте!  Находится Мертвое море в Йорданской впадине, абсолютные отметки которой 404 м ниже уровня Мирового океана. Концентрация всяких солей в его воде (на ощупь это, скорее, глицерин, а на вкус… лучше не пробовать!) достигает 32 %. Море, действительно, "мертвое", кроме нескольких видов бактерий в воде такой солености не может выжить никто. Есть, правда, одна рыбка, обитающая в полноводных зимой ручьях, стекающих с Иудейских гор со стороны Израиля и с гор Моава со стороны Йордании (на середине моря проходит граница между этими странами). Эта рыбка может выжить в воде Мертвого моря целых 72 часа!

Соленость воды обеспечивается за счет огромных пластов соли, в которых и образовался этот  водоем. Еще 2 км соляных отложений, оставшихся от пересохшего когда-то древнего моря Лашон, образуют очень неровную и колючую «корку» на дне, из-за чего, отправляясь на пляжи Мертвого моря, лучше приобрести специальные пластиковые сандалии. Из отложений и воды Мертвого моря получают металлический марганец, поташ и еще несколько важных минералов. Соли Мертвого моря очень широко используются в медицине и косметической промышленности, также, впрочем, как и грязи. Последние представляют собой природный асфальт, который в виде больших "пузырей" всплывает со дна. Поэтому в библейские времена  Мертвое море называли еще Асфальтовым.

Главный приток – река Йордан, из которой еще до того, как она впадает в Мертвое море, довольно много воды забирают на хозяйственные нужды. И, хотя никакого стока у Мертвого моря нет, очень велико испарение. Расход воды понемножку превышает приход, и за последний век береговая линия моря "ушла" на 40 м, уровень его понизился почти на 11 м. Мертвое море стало состоять из двух частей – глубокой пока еще (до 400 м) северной и очень мелкой (до 10 м) южной части. Специалисты считают, что лет через семьсот от этого моря ничего не останется, кроме соляной корки. Так что, если поспешите, вы еще успеете увидеть это чудо природы!

 Как раз в Южной части находится небольшой курортный городок (почти полностью из пятизвездочных отелей) Эйн Бокек, куда стоит поехать на неделю в том случае, если вы хотите полечиться. Соли и грязь Мертвого моря очень хорошо действуют при аллергии, болезнях суставов, кожных заболеваниях (не про нас будет сказано!). Завлекают сюда и возможностью резко омолодиться – чудодейственные обертывания с грязями могут помочь постройнеть и подтянуться дамам (впрочем, и кавалерам никто не запрещает). Стоимость минимального курса лечения с предварительным обследованием  составляет около 600 $, не считая, конечно, платы за проживание в отеле. Интересно, что покупка таких путевок из Москвы обходится почему-то гораздо дешевле, чем в самом Израиле. Со всеми другими экскурсиями или тем же проживанием в Эйлате (о чем несколько позже) положение – с точностью "до наоборот". Если же лечиться вам не нужно (дай-то Бог!) и омолаживаться пока рановато или дороговато по этим ценам, можно приехать к Мертвому морю на несколько часов – просто из любопытства.

Проехав мимо отелей и пальм Эйн Бокека, мы попали на благоустроенный пляж недалеко от киббуца Эйн Геди. Возле него есть одноименный небольшой заповедник, куда мы тоже собирались, только после пляжа. Народу было не слишком много, но и не мало: до очереди в туалеты и раздевалки (плата символическая – 1 шекель) дело не дошло, но все столики и скамеечки были заняты, мы с трудом нашли местечко в скудной тени какой-то акации. В магазине перед пляжем приобрели те самые пластмассовые сандалетки, переоделись в купальники и плавки (учтите, сюда нужно брать самые старые купальники, вода моментально "съедает" цвет) и зашли в неправдоподобно синее и спокойное Мертвое море.

Сразу поняли, что плавать в такой "густой" воде нельзя, можно только осторожно передвигаться, чтобы не перевернуться. Если вода попадет в глаза – мало не покажется!  То и дело раздается крик на (русском и на иврите) через громкоговоритель от "спасательной" будки: "Переверните его (ее), переверните!" Зато, когда устроишься почти сидя в воде (или, вернее, на  воде), испытываешь восхитительное чувство невесомости! Горы Моава с Йорданской стороны кажутся очень близкими в легкой дрожащей дымке испарений, пронизанных солнечными лучами. Такими близкими, что в прошлом году двое каких-то сумасшедших решили доплыть до Йордании, а это около 8 км. Выловили обоих, но спасли только одного – второй погиб от ожогов и обезвоживания.

Мы, конечно, не стали доводить до таких крайностей. Минут через пятнадцать смешных бултыханий мы подустали от проблем с равновесием, кроме того, водичка-то щиплет при попадании не только в глаза, но и на остальные слизистые оболочки человеческого организма (дамы меня поймут!). Мы ополоснулись тщательно под пресным душем  и решили провести серьезную инспекцию запасов нашей сумки-холодильника. Пока мы наслаждались напитками-закусками, время шло незаметно. И, когда мы спохватились, было уже 4 часа. Это означало, что мы не попадем в заповедник Эйн Геди, вход в него только до 16-30, потом кассы не работают. Мы немножко расстроились, но Вадик пообещал завезти нас в другое заповедное местечко – национальный парк Вади Эйн Бокек, прямо возле того курорта, что мы проезжали.

По дороге мы издали взглянули на высокую, отдельно стоящую гору с плоской вершиной, на которой два тысячелетия назад возвышалась крепость Масада. Душераздирающую историю о том, как жители крепости (967 человек, включая женщин и детей) предпочли все покончить жизнь самоубийством, чем сдаться осадившим их римлянам, поведает вам каждый экскурсовод в Израиле и даже самый плохой путеводитель по этой стране. На Масаду возят самостоятельные экскурсии, показывают остатки римских укреплений и израильской крепости, рассказывают историю с цитированием "Иудейской войны" Иосифа Флавия и кровавыми подробностями. Может быть, в следующий раз мы на такую экскурсию попадем. Но пока меня больше всего заинтересовал факт, который Феликс недавно выудил из Интернета: косточку финика двухтысячелетней давности, найденного при раскопках в Масаде, удалось прорастить, и маленькая пальмочка (пока 30 см высотой) принадлежит к виду, уже более 500 лет, как вымершему в Средиземноморье! А также еще одна любопытная деталь: до начала XIX века местонахождение Масады было точно неизвестно. Один английский художник (не помню, к сожалению, его имени), которому поручили сделать иллюстрации к "Иудейской войне" Иосифа Флавия, специально поехал в Палестину "на натуру". В том числе, конечно, и на побережье Мертвого моря. И одна гора показалась ему наиболее подходящей под описание в книге Флавия, ее он и зарисовал для будущего издания. Когда археологи позже стали работать на этой горе, именно она и оказалась "той самой". Такие вот бывают совпадения!

Через несколько километров на юг от Масады, по правую сторону дороги находится вход в Вади Эйн Бокек (одноименный курорт остается с левой стороны). Вади – русло небольшой речки (ручья), довольно бурного зимой и почти пересыхающего летом. Остаются небольшие заводи и даже небольшие водопадики, причем, чем выше поднимаешься по горному ущелью, представляющему собой русло, тем воды становится больше. Перед входом в национальный парк находится табличка, сообщающая, что здесь водятся леопарды, поэтому следует быть осторожными. Мы были очень осторожны, но леопардов никаких не видели (не повезло! или, наоборот, повезло?). Зато видели необыкновенно красивые ландшафты Иудейских гор, порхающих и свиристящих мелких птичек и греющихся на камнях ящерок.

В тени скалы у мелкой заводи с крошечным водопадиком сидела молодая женщина и читала книжку. В воде плескался ее сынишка лет трех, причем, совершенно одетый и обутый. Мать на это никакого внимания не обращала, может и правильно – на такой жаре, все равно, одежда и сандалии мгновенно высыхают. Нам же она сказала, что выше по течению есть водопады побольше. Но мы к тому времени уже прошли, прыгая по камням между ручейками, километра полтора (т.е., их же и нужно было идти обратно), да и время поджимало  – до Реховота еще оставалось ехать часа два с половиной. Сделав множество кадров скал с пещерками, огромных валунов и россыпей мелких камней, буйной растительности вдоль русла, а также себя, любимых, в этом природном обрамлении, мы поспешили  к машине, оставленной у дороги.

Несмотря на то, что мы торопились, Вадик остановил машину на смотровой площадке возле Сдома (Содома). Величие открывающейся отсюда картины трудно передать. Причудливые скалы, по преданию, представляющие собой остатки того самого библейского Содома, высятся в широкой пропасти. Эти скалы светлее окружающих Иудейских гор, так как состоят из… соли! И, действительно, есть высокий соляной столб, в который, по версии Библии, превратилась несчастная жена праведника Лота. Постояв немного над очередным воплощением библейских историй, мы уже без остановок двинулись домой и попали в Реховот после восьми вечера.

Поскольку два дня были наполнены таким количеством переездов, следующий день (понедельник) решили провести в Реховоте: погулять в большом парке Института имени Вайсмана, зайти все-таки в турагентство для выбора экскурсий и варианта отдыха в Эйлате, а также (это для меня) немного повозиться на кухне с приготовлением "гефилте фиш" (фаршированной рыбы) из того большущего карпа, которого Вадик поймал в Кинерете. Нужно было передохнуть перед следующими поездками в Нетанию (к сокурснику Феликса), в Яффо, куда нас пообещал свозить Макс и длинного путешествия с Игорьком (нашим другом юности), которое он наметил для нас со среды по пятницу.

 

День третий. Реховот и немножко об израильской кухне

 

Наутро мы собрались и вышли вместе с Анютой, которая по дороге на работу показала нам неплохое "русское" турагентство, куда мы и заглянули за всякой нужной информацией. После некоторых препирательств, когда, вполне в израильском стиле (известно ведь, что у двух евреев есть три разных мнения!), нам всем хотелось в разные стороны (а выбрать есть из чего, поверьте!), решили сразу ничего не решать, а взять с собой список экскурсий, расписанный по дням на текущий месяц. Вот он-то меня и подвел самым роковым образом! Глядя на согнутую пополам (поскольку уже была вторая половина мая) бумажку, я,  в полной уверенности, что концом недели является воскресенье, выбираю на этот день, после всех согласований, экскурсию "Хайфа – Акко – Рош Ха-Никра", а на следующий день – наш отъезд в Эйлат, где мы планировали провести три дня. Меня очень порадовало, что самая нужная и интересная для нас экскурсия так удачно попала на свободный день (помните, ведь на субботу была намечена поездка в Иерусалим, уже и очередным родственникам туда позвонили с предупреждением, что заскочим на минуточку).

 Радовалась я ровно до следующего дня, пока мы не заехали (теперь уже с Максом) оплатить выбранные экскурсии! Когда Феликс уже все проплатил (по кредитке, причем по телефону через главный офис этой конторы в Тель-Авиве), очень вежливая служащая протянула нам выписанные билеты с подробным напутствием: "Итак, в субботу вы едете в Хайфу, Акко и заповедник Рош-а-Никра, а в воскресенье уезжаете в Эйлат". Немая сцена… Укоризненный взгляд Феликса в мою сторону. Я с раскрытым ртом в полном недоумении. И сразу два возникших вопроса: 1) как это могло получиться? и 2) что теперь делать?  На первый вопрос ответ нашелся очень быстро: развернув мою бумажку с сеткой экскурсий полностью, я обнаружила, что концом недели в израильском календаре является суббота, а тот день, полностью пустой (без экскурсий), который я посчитала за субботу (поскольку это, вроде, день, когда евреям ничего не разрешается делать), оказался пятницей!  Ответ на второй вопрос потребовал длительных переговоров по телефону с Анютой (благо, она сунула мне Алинин старый мобильник, а то бы мы разорились, названивая по нашему московскому). Так как вернуть обратно проплаченные за экскурсию деньги было бы довольно сложно, пришлось на сей раз отказаться от поездки в Иерусалим. Зато на субботнюю экскурсию с нами смогли поехать и Анюта с Вадиком, которые еще не были в тех местах.

Однако в понедельник утром никаких проблем еще не предвиделось. После турагенства мы, не торопясь, дошли до огромной территории Института им. Вайсмана. Машинально открыв свою сумочку перед охранником на входе (к этому очень быстро привыкаешь в Израиле, это необходимо при входе в любой более или менее крупный магазин, музей, любое общественное здание) и ответив на  вопрос: "с какой целью мы собираемся пройти?", мы были любезно пропущены в парк. Собственно, там не только парк, в нем находятся и лабораторные корпуса, и библиотека, и конференц-зал (чудесное здание, с определенного ракурса напоминающее игрушечного конька), и жилые дома сотрудников. В небольшом прудике цветут кувшинки и лотосы, пышные сиреневые цветы цейлонской акации скрывают даже ее листья, огромные пальмы и какие-то хвойные деревья (от сосен до араукарий) создают приятный тенек. В этакой благодати мы провели часика три, после чего отправились домой. Феликс на диван, читать книжку, а я на кухню, делать фаршированную рыбу.

Поскольку речь зашла о кухне, не могу пропустить свои обычные замечания о местных "едальных" заведениях и привычках. Вообще, мы считали себя неплохо знакомыми с еврейской кухней. Некоторое понятие мы, конечно, имели и о том, что такое "кашрут" – определенная система запретов в питании, предписанная Талмудом. Если очень коротко, то нельзя смешивать мясное с молочным, для них должна быть совершенно отдельная посуда и даже  (в современном доме) две отдельные раковины! Хорошо хоть, не два унитаза, как в том известном стишке Гарика Губермана… Ни в коем случае нельзя употреблять в пищу свинину, рыбу без чешуи (т.е., например, угря, а также осетровых – у них не чешуя, а "бляшки") и всякие морепродукты (креветок, моллюсков разных, осьминогов и каракатиц), так как у них тоже нет чешуи. Есть и еще какие-то запреты, но основные я назвала. Все животные, которые идут в пищу, должны быть зарезаны резником по известным ему специальным правилам.  Еще лет десять назад не соблюдать кашрут в Израиле было позорно, соседи могли из-за этого с вами даже не здороваться.

 

Теперь все сильно изменилось. Строго соблюдают кашрут (едят только кошерное) ортодоксы и дати (помните, это такие течения в иудаизме), остальные же питаются "чем ни попадя". Появилось много ресторанов с надписью "Кошерный", в которых подают, в том числе, и запрещенные в иудаизме морепродукты. Кухня напоминает, с одной стороны, средиземноморскую (в широком смысле: много птицы, рыбы, овощей и фруктов), с другой – имеет явный "восточный" уклон: на каждом углу продают шаурму, по-местному, "шварму", лепешки "лафы", намазанные мягким козьим сыром с чесноком и специями, ни одно застолье не обходится без хумуса (такая белая паста из особого сорта гороха) и хоцелима (печеные на огне баклажаны, взбитые затем с чесноком и майонезом). Очень любят израильтяне всякого рода шашлыки и кебабы, причем выбор полуфабрикатов для них даже в небольшом магазине просто поражает воображение. В Израиле очень неплохое местное вино и вполне сносное пиво, качество соков и молочных продуктов – выше всяких похвал. А такого выбора маслин в супермаркетах и на рынке пока мне не удавалось увидеть нигде.

При всем этом ресторанов "с концепцией" или для особо тонких ценителей кулинарных изысков нам что-то не попалось (возможно, они есть, просто их немного). В Израиле просто ОЧЕНЬ любят покушать! В течение однодневной экскурсии одна среднестатистическая израильская семья (мама-папа-ребенок-лет-восьми-двенадцати) потребляет такое количество съестного, что становится неясным, как все это в них влезает! Интересно также, что вся эта еда, как правило, берется с собой в сумках-холодильниках, каковые и загружаются (к нашему первоначальному удивлению) в багажное отделение автобуса. На каждой остановке (в среднем, часика через два) из сумок извлекается и уничтожается в немерянном количестве всякая всячина. Например, ребеночек может потребить целиком батон (как наш "к чаю"!), надрезанный вдоль и набитый ветчиной, сыром, хумусом, зеленью и еще чем-то неразличимым.

На остановках, предусмотренных именно для завтрака или обеда, привозят обычно к большому магазину, здесь называемому почему-то "каньон", в котором обязательно есть два-три ресторанчика (один из них, непременно, Мак-Дональдс, их здесь, похоже, больше на душу населения, чем в Америке, но обслуживают в них со скоростью черепахи). После чего экскурсовод показывает столики для тех, кто будет заказывать еду, и столики для тех, у кого еда с собой. Таких, обычно, больше. Поэтому в Израиле почти не бывает экскурсий с "оплаченным обедом", как во многих других странах, где мы были раньше. На нас с Феликсом окружающие смотрели с жалостью, подозревая, что мы или очень больные, или очень бедные – на их взгляд, мы слишком мало кушали! Разве можно назвать едой чашечку кофе с малюсеньким печеньицем или булочкой? Или порцию салата с кусочком мяса без гарнира? Но переубеждать их мы не собирались. В конце-концов, пусть каждый живет, как ему нравится, не так ли?


Источник: https://felixmu.wordpress.com/category/travel/page/5/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Две крепости: Как живут города-соседи Ивангород и Нарва Смолы для слоистых пластиков

Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы Приглашение для шведской визы